Сергей Томиленко: 95% редакторов не поддерживают законопроект о медиа

Сергей Томиленко: 95% редакторов не поддерживают законопроект о медиа

«Медийная реформа, в которую мы шли 10 лет», — так оценила проголосованный 30 августа в первом чтении законопроект «О медиа» заместитель председателя парламентского комитета по гуманитарной и информационной политике Евгения Кравчук (чит. «Справка «КП»). В то же время 34 парламентария накануне дня голосования потребовали снять с рассмотрения этот законопроект, поскольку, по их мнению, в обновленном документе существуют » опасности разминирования культурной границы с Россией » (чит. «Важно»). Критикует законопроект и медиасообщество.

«КП в Украине» пообщалась с главой Национального союза журналистов Украины Сергеем Томиленко и узнала, что не так с законопроектом «О медиа» и что необходимо изменить в тексте документа до второго чтения.

— Сергей, сегодня народные депутаты 233 голосами поддержали в первом чтении законопроект «О медиа». Говорят, что этот документ – масштабная реформа, которую ждала медиасообщество. К тому же, законопроект «О медиа» – требование ЕС на нашем евроинтеграционном пути. Как вы, как руководитель НСЖУ, оцениваете этот законопроект?

— Наша базовая позиция как крупнейшей журналистской организации сводится к тому, что все, кто берутся за разработку медиареформы, должны вступать в честный, открытый диалог с журналистами. И именно через этот диалог идти на изменения, усовершенствовать законодательство.

Сегодня за законопроект «О медиа» в той редакции, которая есть, выступают политики, чиновники, эксперты, но не представители СМИ. Это не тот закон, которого массово ожидают журналисты. Скажу даже больше: по нашим опросам, которые мы проводим последние два года, в том числе среди руководителей печатных СМИ, 95% редакторов не поддерживают этот законопроект. И эта цифра должна быть колокольчиком для авторов закона.

– А что именно не нравится?

— Ключевой риск – расширение полномочий регулятора в лице Нацсовета по телерадиовещанию. После утверждения законопроекта, этот орган будет регулировать деятельность не только телевидения и радио, но и печатные, онлайн и цифровые СМИ. Учитывая тот факт, что регулятор сегодня не является политически независимым в Украине, не формируется непосредственно медиаотраслью, то расширение его полномочий к возможности контролировать и влиять на деятельность каждого украинского журналиста – преждевременный шаг. Сначала Нацсовет должен получить общественное доверие, доказать, что может обеспечить эффективное регулирование ТВ и радио, а только потом можно говорить о расширении его полномочий.

– Насколько соответствует действительности тезис о том, что после вступления закона «О медиа» в действие Нацсовет сможет, как говорится, «без суда и следствия» закрывать любое издание в стране?

— Пока существует такая модель влияния на СМИ: если государство видит какие-то нарушения, то обязано доказать их в суде. И только суд может устанавливать степень наказания. Этим законопроектом предусмотрен другой подход: регулятор по своему усмотрению может расценить ту или иную публикацию, установить наказание. Конечно, в законопроекте есть определенный перечень видов нарушений (норм языкового законодательства, законодательства о декоммунизации, рекламе и т.п.), которые Нацсовет может давать предписания, выписывать штрафы.

– То есть есть риски субъективного подхода к оценке публикаций журналистов?

– Мы не говорим, что субъективно. Понятно, что в законе декларируются некоторые стандарты, процедуры. Но в то же время возникает вопрос: после утверждения этого закона регулятор, неоднократно критиковавший относительно недостаточно эффективного регулирования телерадио, справится ли он с эффективным и политически незаангажированным регулированием онлайн-медиа, «газет»?

– Если Нацсовет получает новые полномочия, то логично, чтобы под новый функционал произошла кадровая перезагрузка органа. Законопроект предусматривает обновление состава Нацсовета?

– Нет, наоборот, предполагает, что члены действующего Нацсовета сохраняют свои кресла. Также в документе отмечается, что в госбюджете закладывается определенный процент средств деятельности регулятора, как гарантированного обеспечения функционирования.

А поскольку представители Нацсовета были интегрированы в Рабочей группе (по наработке законопроекта), то они заложили также подход, что непринятие отчета за предыдущий год не является основанием для увольнения членов Нацсовета президентом или Верховной Радой.

— Авторы законопроекта апеллируют, что закон «О медиа» — не их прихоть, а требование ЕС. И все его нормы гармонизируются с европейским законодательством.

— Государство обязано имплементировать (привести в соответствие) в отечественное законодательство конкретную Директиву ЕС – Директиву об аудиовизуальных услугах.

Сегодня был обнародован сравнительный анализ соответствия законопроекту «О медиа» настоящей Директиве. И что мы имеем? Лишь 10% норм законопроекта коррелируются с настоящей Директивой, действительно важны для Европы. Поэтому наше предложение – не конструировать такой огромный медийный кодекс, а имплементировать 10% норм законопроекта, напрямую касающихся европейских обязательств. Такой подход точно поддержали бы и журналисты, и эксперты, и Европа.

Мы считаем, что государство должно реагировать на ожидания и проблемы сообщества — предпринимать действенные шаги по экономическому спасению отрасли украинских медиа, а не под шумок евроинтеграционных обязательств конструировать украинскую реальность, где Нацсовет будет влиять на все медиа.

– Если говорить об экономическом спасении украинских медиа: какие механизмы вы видите, предлагаете?

— Власть может быть лидером по созданию такого института как Фонд развития украинских медиа. Призвать международных доноров наполнять его денежными средствами. А затем этот Фонд мог бы давать гранты, финансировать медиа-проекты на массовой основе.

Справка «КП»

Главные нововведения законопроекта «О медиа»

Совторник законопроекта «О медиа» Евгения Кравчук на своей странице в «Фейсбуке» обозначила главные изменения в медиасфере с принятием документа :

  1. Процедуры получения разрешительных документов станут более простыми и прозрачными.
  2. Ранее лицензионный сбор для спутниковой лицензии составлял 360 тысяч, а сама лицензия выдавалась на 10 лет, сейчас оплата за регистрацию субъекта в сфере медиа может стать 4723 грн, а действие разрешения (регистрации) – не ограничено во времени.
  3. Регуляция будет распространяться на онлайн медиа, но регистрация добровольная. (!) В то же время улучшится защита работников онлайн-медиа. Работники зарегистрированных онлайн-медиа получат статус журналистов и все гарантии. Блоггерам, работающим на платформах общего доступа, например в Youtube, мы предоставляем возможность регистрации, чтобы получить официальный статус. Но сами социальные сети не подпадают под регулирование.
  4. Предотвращать цензуру и злоупотребления свободой слова станет проще с введением процедуры совместного регулирования.
  5. Повысится прозрачность регулирования деятельности компаний, обеспечивающих трансляцию цифрового эфирного вещания.
  6. Система санкций станет более понятной и справедливой.
  7. Наше законодательство будет отвечать нормам директив Европейского союза и стандартам Совета Европы.
  8. У нас будет качественная законодательная основа для развития речи общин и местных публичных аудиовизуальных медиа.
  9. Конкуренция на медийном рынке станет честной и открытой.

Речь также идет о том, что законопроект запрещает деятельность на территории Украины медиа государства-оккупанта и вводит четкие механизмы борьбы с враждебными ОТТ сервисами. Нацсовет приобщается к формированию «черных списков» артистов, актеров, журналистов и т.д. – сможет подавать их на рассмотрение СНБО. Предполагается, что каждая индустрия будет иметь свой орган сорегулирования.

Важно

Почему 34 депутата раскритиковали законопроект?

Главные претензии от «группы 34» относительно законопроекта «О медиа» озвучил народный депутат от фракции «Европейская солидарность» Владимир Вятрович. Их четыре.

Первая – отменяется принятый в июне конституционным большинством парламента запрет на трансляцию фонограмм, аудиограмм и клипов российских певцов.

Вторая – нивелируется перечень лиц, создающих угрозу национальной безопасности, который на протяжении 7 лет является действенным инструментом защиты Украины от фильмов, сериалов, концертов, гастролей с участием лиц, поддерживающих российскую агрессию.

Третья – снижается уровень контроля за украинским языком фильмов, разрешается практически безнаказанное нарушение на 10% квоты на украинские песни на радио.

Четвертая – делаются недейственными нормы, запрещающие положительное освещение органов власти государства-агрессора.

Основной автор резонансного законопроекта, глава профильного комитета Верховной Рады Никита Потураев опровергает упреки Вятровича. В частности, он на своей странице в «Фейсбуке» сообщил, что защита украинского языка не ослабляется.

— Сейчас в законопроекте схема такова, что нарушение (норм языкового законодательства) от 0,01 до 10% – предписание, от 10% и более – штраф. Поэтому ни о каких ослаблениях позиций украинского языка говорить просто нечестно, — отмечает Потураев.

Опровергает политик и тезис о том, что законопроект «отменяет запрет популяризации органов русских». Нет, не упраздняет, а, по словам народного депутата, только унифицирует с действующим законодательством.

— Думать о комплексности изменений в законодательство и его унификации нужно было сразу, а не раздувать искусственный скандал тогда, когда кто-то наконец-то решил разобраться с этим правовым хаосом, который не помогает, а наоборот, мешает защищать интересы и безопасность общества и государства, — апеллирует автор законопроекту.

Расширение полномочий Нацсовета по составлению «черных списков» Никита Потураев называет не иначе, как «новый механизм, закрывающий существующие возможности для обжалования или манипуляций с Перечнем».

— Старый механизм формирования «черных списков» с самого начала был, мягко говоря, проблемным — в первую очередь, из-за полной непрозрачности, и позволял как произвольно вносить туда лиц, так и произвольно оттуда исключать. Вспомним Киркорова, Галкина и еще нескольких людей или то, как магическим образом под угрозой обращения в ЕСПЧ оттуда исключили Аль Бано. Все эти случаи свидетельствуют о том, что механизм создавал и будет продолжать создавать риски с точки зрения соблюдения Украиной прав человека – а мы здесь, как будто действительно, стремимся быть членами ЕС и демократическим государством, – озвучивает свою позицию Потураев.