Межигорье восемь лет спустя: золотой батон не нашли, зато расплодились коровы

Межигорье восемь лет спустя: золотой батон не нашли, зато расплодились коровы

Утром 22 февраля 2014 года Украина узнала, что в президентской резиденции под Киевом новые хозяева. После бегства Виктора Януковича ответственность за хранение оставшихся материальных и природных богатств прокуратура возложила на общественную организацию, которая там работает и поныне.

Сегодня «Межигорье» называют национальным парком, хотя такого официального статуса он не имеет. Сейчас над этим думает большая правительственная группа. А тем временем усадьба и с огромной парковой зоной продолжает жить и принимать гостей.

«Каждый год высаживаем что-то новое»

— Нет, золотой батон мы так не нашли, — улыбается в ответ на наш вопрос комендант «Межигорья» Денис Тарахкотелик. — Зато все остальное в целости и сохранности. В прошлом году была проверка АРМА (Национальное агентство Украины по вопросам выявления, розыска и управления активами. — Авт.) и проверка следователей НАБУ. Под опись попало абсолютно все имущество, даже то, которого раньше не описывали. Как решится вопрос с парком, мы не знаем. Пока это обсуждается, мы принимаем участие в заседаниях правительственной комиссии в режиме онлайн. Сейчас наша главная забота — это подготовка к весне.

Денис говорит, что ландшафтный парк, который окружает бывший дом Януковича, требует большой работы. Нужно поддерживать дизайн, высаживать новые растения.

— Мы постоянно сажаем что-то новое. Вот недавно посадили сакуры, а еще раньше три уникальные цветущие вербы. Этой весной посадим дубы и клены.

Предупреждение. Фото: https://www.facebook.com/serhii.hryhoriev Предупреждение. Фото: https://www.facebook.com/serhii.hryhoriev

Предупреждение. Фото: https://www.facebook.com/serhii.hryhoriev

Без дегустации не интересно

В недавнем интервью и.о. руководителя АРМА Дмитрий Жоравович упоминал оставшуюся от Януковича коллекцию алкоголя, которую никак не могут продать из-за судебных проволочек. Это порядка 1000 бутылок украинских и зарубежных марок вин, коньяков, ликеров. В 2015 году стало известно, что две бутылки из этой богатой винотеки были украдены и проданы российскому бизнесмену Евгению Чичваркину по цене 4500 и 15 885,60 фунтов. Вот и сейчас, наверное, соблазн еще тот!

— С алкоголем тоже все в порядке, — уверяет комендант «Межигорья». — Вся винотека заперта в специально приспособленном для нее подвальном помещении. Там темно и сохраняется оптимальная температура.

Денис признается, что была опробована идея сделать в «музее коррупции» отдельную выставку алкоголя. Но у посетителей эта экспозиция не пользовалась популярностью.

— Все говорили: вот если бы дегустировать вина и коньяки можно было, тогда бы пошли. А так — неинтересно, — разводит руками комендант.

Зарабатывать на жизнь «Межигорью» традиционно помогают туристы. Правда, с ноября их активность резко падает, поэтому приходится влезать в долги за коммуналку. Но весной поток экскурсантов возвращается, и за лето по всем статьям удается рассчитаться. Для этого у «Межигорья» с коммунальным предприятием составлен специальный договор.

Это Буба. Здешний выкормыш. Фото: https://www.facebook.com/serhii.hryhoriev Это Буба. Здешний выкормыш. Фото: https://www.facebook.com/serhii.hryhoriev

Это Буба. Здешний выкормыш. Фото: https://www.facebook.com/serhii.hryhoriev

Школа вместо недостроенного гаража

В сентябре прошлого года на территории резиденции открылась частная школа сети Astor School.

— При Януковиче это был недостроенный гараж в районе гольф-поля. С собственником сети этих учебных заведений мы уже имели опыт работы по организации детского лагеря отдыха. И охотно отдали под школу этот недострой. Школа рассчитана на 240 детей, сейчас занимаются 180, — говорит Денис Тарахкотелик. — От Astor School мы ежемесячно получаем 10 000 долларов на свой счет, и это хорошее подспорье. Ведь постоянно нужно делать какие-то работы, какие-то ремонты, чтобы поддерживать дом и парк в хорошем состоянии. Нанимать бригады мы не можем, все делаем своими силами.

Сейчас на территории «Межигорья» работают 185 человек. Летом количество сотрудников может доходить до 240.

— Сейчас тут точно не хуже и даже лучше, чем было восемь лет назад, — завершает свой рассказ комендант. — Мы развиваемся.

Эти страусы - новая кровь. Сергей Григорьев вырастил их из купленных яиц. Фото: https://www.facebook.com/serhii.hryhoriev Эти страусы - новая кровь. Сергей Григорьев вырастил их из купленных яиц. Фото: https://www.facebook.com/serhii.hryhoriev

Эти страусы — новая кровь. Сергей Григорьев вырастил их из купленных яиц. Фото: https://www.facebook.com/serhii.hryhoriev

Молоко — на продажу, яйца — в инкубатор

— Корову давно продали, — так ответила на мой звонок Елена Могиль, заведующая местным зоопарком. — Вы же про корову хотите спросить?

Спешу исправить ошибку, хотя соглашаюсь, что про корову тоже интересно.

— И много коров продаете?

— Да нет, только одну, места на ферме уже не хватает. Мы ферму приняли с шестью коровами, а сейчас у нас их два десятка, — хвалится Елена.

Молоко на продажу — небольшой, но тоже регулярный вид заработка на нужды «Межигорья», а также продукт для местной столовой.

Само собой, интересуемся судьбой легендарных страусов Януковича: не торгуют ли тут случайно и яйцами?

— Нет, яйца мы кладем в инкубатор. Но выхаживать их трудная задача. Многие не оплодотворены, некоторые перегреваются, — говорит заведующая «живым уголком».

Поголовье страусов более-менее стабильное, но тоже пополняется. И расширяется жилплощадь. Раньше все сидели в одном вольере, а сейчас их несколько. Из последних приобретений зоопарка в «Межигорье» — милашка лама и шесть очень красивых павлинов, среди которых есть суперкрасивые белые.

Елена Могиль говорит, что зима в зоопарке — трудные период:

— Летом аккумулируем деньги, чтобы запастись кормами до весны.

Встречают туристов. Фото: https://www.facebook.com/serhii.hryhoriev Встречают туристов. Фото: https://www.facebook.com/serhii.hryhoriev

Встречают туристов. Фото: https://www.facebook.com/serhii.hryhoriev

Олени-попрошайки

Одним из первых, кто подхватил заботу об экс-президентском зверинце, был бывший сотрудник Киевского зоопарка Сергей Григорьев. Сейчас он тут практически не появляется — занят двумя проектами, которые начал пять лет тому назад.

— Сейчас по территории парка свободно разгуливают 15 оленей. Они тут полноценно живут и размножаются, как в обычной дикой природе, — рассказывает зоолог. — К людям привыкли. Самцы, те сторонятся, а самочки умные — поняли, что с туристов можно получить дань. Когда погода плохая, в лесу сидят. А когда хорошая и людей много, выходят на дорогу, выпрашивая еду.

Сергей Григорьев не сторонник такой подкормки своих питомцев.

— У оленей, кроме естественного подножного корма, есть полезные для них зерновые смеси. Туристы обычно дают хлеб. Но если уж так хочется покормить, то лучше угощайте оленей морковкой или яблоком.

Сергей опасается, что этой весной люди снова станут приносить «брошенных мамами» малышей косуль из леса.

— Если олененок может сам кушать, мы его выпускаем в природу. А если совсем крошечный и приходится выкармливать из соски, то выпускать нельзя. И в парк на свободный выгул — тоже. Потому что искусственно вскормленный самец косули считает, что люди — это олени. И когда вырастают рога, начинают их атаковать, как своих конкурентов. А рога как кинжалы острые.

Лебедь с подстеленным крылом. Привезен из Черкасс. Фото: ttps://www.facebook.com/serhii.hryhoriev Лебедь с подстеленным крылом. Привезен из Черкасс. Фото: ttps://www.facebook.com/serhii.hryhoriev

Лебедь с подстеленным крылом. Привезен из Черкасс. Фото: ttps://www.facebook.com/serhii.hryhoriev

Второй шанс на жизнь

Второй проект — это лебединый приют. Раненых птиц привозят со всех уголков Украины.

— За пять лет через нас прошло больше 100 лебедей. Сейчас на территории парка находятся около 40 птиц, 7 из них на лечении. А из основной группы семеро тренируются летать. Весной, когда включаются миграционные механизмы, могут совсем улететь.

Сергей говорит, что в моменты таких расставаний ему очень грустно, но в то же время и радостно.

— Если бы не улетали, территория заповедника не выдержала бы такого количества птиц. Я рад, что выздоровевшим лебедям мы дали шанс на вторую большую жизнь. А наша главная задача — ухаживать за инвалидами, кому пришлось ампутировать крылья или лапки. Таких у нас до двух десятков.

А вот уток, которых в «Межигорье» стаи, стараются не подкармливать. Эти птицы не здешние — пришлые. Обнаружили «хлебное» место и присоседились к лебедям.