Дневник жителя Донецка: По телевизору истерия и паника, на улицах – спокойно и весна

Дневник жителя Донецка: По телевизору истерия и паника, на улицах – спокойно и весна

Эскалация конфликта на Донбассе набирает ход. Нагнетание паники и постоянные провокации делают жизнь мирных жителей еще более невыносимой. Один из жителей Донецка прислал несколько записей из своего дневника, где поделился происходящими событиями и своим отношением к ним.

Пятница, 18 февраля. Неожиданная новость

…Ничто, как говорится, не предвещало. Обычный день, который всегда хочется, чтобы побыстрее закончился, потому что пятница. Обычные поездки по работе, звонки, встречи, планы на субботу…

Позвонила дочь.

— Ты знаешь, что в Донецке объявлена эвакуация? По телевизору уже час как говорят. Будут автобусами людей вывозить в Ростовскую область.

Какая эвакуация? Зачем эвакуация? Включаю телевизор: так и есть — пухлое лицо «предводителя всея днр», странные и неожиданные заявления, Украина наступает, обстреливает, геноцид…

Высунулись на улицу — тишина кругом. У нас район центральный, не Петровский, слава Богу, и не Киевский, стрельбу не слышно. А в соцсетях ор стоит: караул, стреляют, бомбят! Тут же народ бьется в истерике: «где стреляют, где бомбят? Мы в том же районе и ничего не слышим!»

Убить бы того, кто пишет в интернете «В Донецке шумно»… Где шумно, во сколько шумно, как шумно? О, вот и мой район «шумит», оказывается. Пишут, что идет страшный обстрел. На улице накрапывает дождик и орут коты, жаждущие любви. Крупные капли стучат по козырьку над подъездом — может, кто-то решил, что это и есть обстрел? В принципе, если прикрыть уши, то очень похоже.

Дома по телевизору уже передают адреса, где будут стоять эвакуационные автобусы. Один из них — в соседнем дворе, потом пойдем глянем, как толпы беженцев потянутся черти куда в такую погоду. Господи, в 2014-м страшнее было — и то не особо эвакуировали, а тут поди ж ты! Ничего нет, но уже заставляют бежать. И ведь побегут же, несчастные запуганные, замороченные люди…

Темнеет. О, хороший такой бабах! Вот тут точно — «весь Донецк содрогнулся», как любят писать в Телеграм-каналах. Выяснилось, что на стоянке возле «Белого дома» (бывшей обладминистрации, а сейчас — «Дома правительства») взорвали автомобиль наиглавнейшего военного всея «днр». Взорвали красиво, аккуратно, позаботившись, чтобы других авто рядом не было, чтобы осколочки никого и ничего не задели. И вообще, взорвали уазик, а главный воин катается на машинке подороже раз в 10, но это мелочи, кого они волнуют…

Диверсанты такие диверсанты у нас. Вечно они ерундой какой-то занимаются: то пустыри минируют, то пятку ноги памятника Ленину отрывают. Нет, чтобы «Белый дом» жахнуть, телевышку или кафе «Легенда», где посиживают вояки высших чинов.

Заглянули в соседний двор — похоже, там не в курсе, что у них место эвакуации граждан. Стоят трое с детьми, ждут. Автобусами и не пахнет.

Позвонили всем друзьям. «Вы будете эвакуироваться? Нет? И мы нет. А кто-то будет? И мы не знаем никого, кто хотел бы».

Телевизор работает уже столько, сколько не работал за последний год. Дети, старушки, молодые женщины. «Ой, нам так страшно». Города Торез, Снежное, Харцызск… Странно, они в глубинке, у них тихо. Вот Буденновский район Донецка садится в автобусы — вы-то куда, спальный район? Ладно, никого не осуждаем.

Нагнетание усиливается с каждой секундой. На улице по-прежнему тихо и шуршит дождь, в телевизоре на местных каналах — ад. Невольно поддаемся этой нервозности. Может, утром побежать закупиться продуктами? Снять все деньги со всех карт? Заправить машину?

Решили просто лечь спать и выспаться, потому что телевизор сказал, что ночью может начаться война. Дети решили лечь спать одетыми. Мы предложили им в таком случае лечь сразу в коридоре на полу или не валять дурака и не вестись на провокации.

Полночи звонили друзья с подконтрольной территории, забыв о разнице во времени в час. «Что вы, как вы, уехали?» — «Нет, мы спим». — «Так у вас вон что творится!» — «Пусть творится, мы спать хотим, вы на часы смотрели?» — «Ой!»

Ночью «шумело» на окраинах. Мы опять ничего не слышали.

Сейчас Людей на улицах стало значительно меньше. Фото: https://www.facebook.com/YevgeniyaKA Сейчас Людей на улицах стало значительно меньше. Фото: https://www.facebook.com/YevgeniyaKA

Сейчас Людей на улицах стало значительно меньше. Фото: https://www.facebook.com/YevgeniyaKA

Суббота, 19 февраля. Бомбит у всех

Утром первым делом — к телевизору. Уже беженцев вывозят поездами! Ну, вот и открылось долгожданное железнодорожное сообщение между Донецком и РФ. Пять хлипеньких вагонов с полузабытой станции «Донецк-2» грохоча покатились на восток. Сейчас обязательно кто-то напишет, что в Калининском районе «шумно».

Снова заглянули в соседний двор. Автобусов нет и не было. В списках мест для эвакуации этот двор больше не значится. Всем беженцам придется топать аж до драмтеатра.

В центре Донецка обыкновенное субботнее движение с легким налетом паники. В пунктах обналички — очередь в два витка, решили даже не заходить. На заправках картина аналогичная, часть АЗС работает по талонам, еще одни заправляют только ведомственные авто.

Пошли на «Крытый» (Центральный) рынок покупать продукты — не столько закупались, сколько «грели уши». Куча народа, оказывается, умчалась в сторону России на своих машинах. Не доезжая до границы, были ласково встречены на Амвросиевском посту ГАИ (граница с Ростовской областью в направлении Таганрога — Ред.) и после проверки документов мужчины до 55 лет развернуты обратно в Донецк. Если вез семью — то забирали паспорт, давали возможность доехать до границы, высадить родных — и обратно.

Словом «мобилизация» начали пугать и взрослых, и детей — смс из спам-рассылки от «военного комиссариата» с требованием прийти и защищать родину пришли даже на мобильники детей. И, судя по всему, к рыночникам тоже: половина контейнеров и палаток закрыты.

А солнышко светит, весной пахнет! И непонятно, что происходит: не покидает ощущение «шоу Трумена», где мы все — актеры какой-то странной постановки. Посмотреть телевизор — так у нас тут просто ад, небо рухнуло на землю. Звонят друзья из-за границы — приходится им видео включать из центра города, мол, смотрите сами, как у нас тут.

«А нам сказали, что вас бомбят с ночи до утра». — «Бомбят… Сказали бы мы, что у кого бомбит, да воспитание не позволяет».

В школах и вузах отменили занятия — до особого распоряжения. Дети в раздумьях, им как-то невесело бездельничать по причине того, что у нас тут где-то идет война.

Вечером посмотрели по ТВ сюжеты российских телеканалов о ситуации в Донецке. Перекрестились, сказали: «Бедные телезрители!» — и ушли спать.

Спать не получилось — Донецк снова «шумел», и на этот раз было слышно.

Воскресенье, 20 февраля. Много шума из ничего

Стараемся не подходить к телевизору — оттуда пахнет смрадом, если начинаются новости. Походили по магазинам, убедились, что продуктов полно и цены не взлетели. Обналичили деньги с карты, даже постояли немного в очереди к банкомату, забрали остатки денег с местной карты. Заправили деньгами телефоны и интернет.

По ощущениям, на улицах стало меньше транспорта. Ах да, муниципальные автобусы брошены на вывоз беженцев. Кстати, что там с ними?

Заглянули в соцсети, ибо телевизор отключили даже от сети, невозможно смотреть. В сетях голодные замерзшие беженцы буянят где-то под Ростовом, требуя еды и тепла. Кто эти люди, почему среди них нет ни одного нашего хотя бы далекого знакомого? Кого ни спроси — все дома. Даже те, кто на Петровке, Путиловке, Октябрьском (наиболее обстреливаемые районы) живут…

При этом по Донецку ездит большая красная пожарная машина, из которой по громкоговорителю призывают граждан эвакуироваться. Машина останавливается у площади Ленина, возле «ДонМака», который в мирное время был «Макдональдсом». Жующие посетители на призыв эвакуироваться реагируют… никак.

Обещают отключить воду, но нас не напугать! Пятнадцать шестилитровых баклажек стоят ровными рядами на балконе — мы же уже пуганые. Похоже, мы больше боимся отключения интернета, чем воды. Запас воды у нас есть, а вот запаса интернета нет.

Снова пришли смс-ки о мобилизации. Хотели написать, что сначала пусть воевать пойдут все местные «депутаты» прости господи «народного совета», но «отправитель не принимает входящие сообщения».

Ночью шумело далеко на окраинах, мы спросонья так и не поняли, что это было.

Понедельник, 21 февраля. Точно никуда не уедем

Утром почитали новости — батюшки, светопреставление! Диверсанты, бомбы, взрывы, обстрелы, кого-то убили, беженцы опять же, мобилизация. Просто валом катится нагнетание и истерия, вот-вот дрогнут самые стойкие.

Россия закрыла границы в «ДНР» на въезд-выезд всем, кроме автобусов с беженцами, но некоторым удается проскочить. Кто-то уже сказал, что у всех уехавших ограбили квартиры — мы подумали и решили, что возможно. Не у всех, конечно, но кого-то точно могли «вскрыть». Соседи и знакомые они ведь разные бывают. Поэтому еще раз укрепились в мысли никуда не уезжать.

Услышали, что в Луганске на улицах у мирных отбирают автомобили на нужды «народной милиции». Хуже они придумать не могли, их теперь будут ненавидеть даже те, кто с восторгом когда-то их привечал. У нас вроде пока не отбирают, но спрятать нашу грустную «шестерку» надо. В 2014-м у друзей и знакомых машины увели со стоянок «на нужды ополчения», до сих пор следов найти не могут. Да и кто там ищет, та самая «народная милиция»?..

Очередное «наступление» Украины на Донбасс перенесли на ночь 22 февраля, с повтором 23-го, возможен дополнительный сеанс 5 марта. Ждем. Еще не вечер, то ли еще будет…