5 вопросов о Будапештском меморандуме: может ли Украина восстановить ядерный потенциал

5 вопросов о Будапештском меморандуме: может ли Украина восстановить ядерный потенциал

О том, сможет ли Украина снова приобрести статус ядерной державы, вновь заговорили после выступления нашего президента на Мюнхенской конференции по безопасности. Тогда Владимир Зеленский заявил, что Украина может поставить под сомнение обязательства стран-подписантов по Будапештскому меморандуму, если не получит гарантий безопасности, которые обещал ей данный документ.

Действителен ли вообще Будапештский меморандум?

Зеленский инициировал проведение консультаций в рамках Будапештского меморандума, однако если они не состоятся или по их результатам не будут приняты конкретные решения по гарантии безопасности для Украины, то Киев может поставить обязательства стран-гарантов под сомнение.

Если они снова не состоятся или по их результатам не будут приняты конкретные решения по гарантии безопасности для нашего государства, Украина будет иметь полное право считать, что Будапештский меморандум не работает, и все пакетные решения 1994 года поставлены под сомнение

, — сказал Зеленский. 

В ответ на это посол Германии в Киеве Анка Фельдгузен заявила, что Будапештский меморандум, согласно которому три ядерные державы выступают гарантами территориальной целостности Украины, не имеет юридических обязательств. «Будапештский меморандум — это действительно формат без юридических обязательств в рамках международного права. Но я думаю, что сейчас нужно пробовать все, чтобы избежать войны», — сказала она.

Зачем нужны эти консультации?

Глава МИД Украины Дмитрий Кулеба пояснил, что Украина обращается к Будапештскому меморандуму, поскольку требует конкретных решений по обеспечению своей безопасности.

«Учитывая то, что мы отдали наш ядерный потенциал, что данные нам гарантии безопасности провалились, я думаю, некоторые страны должны чувствовать ответственность за это и добросовестно работать над поиском правильных и эффективных гарантий безопасности для Украины», — дополнил Кулеба.

Он добавил, что «мы сейчас обратимся ко всем государствам-гарантам по Будапештскому меморандуму провести консультации и выйти из них с конкретными решениями о шагах, которые будут предприняты для обеспечения безопасности Украины».

Отказ России не должен являться основанием для непроведения консультаций, подчеркнул Кулеба.

— Никто не будет пересматривать Будапештский меморандум. По той простой причине, что он привязан к Договору о нераспространении ядерного оружия. Представим, что эти консультации будут нерезультативными (а так оно и будет), значит, Украина восстанавливает ядерный статус? Но Запад никогда не даст нам это сделать. К тому же у нас нет ресурсов для этого. Нам никто не даст кредитов под восстановление ядерного цикла. Заявление Зеленского – это лишнее подтверждение того, что Минские соглашения оказались в тупике. Поэтому, пока не виден выход, Зеленский пугает Запад, чтобы взбодрить его на выполнение Минских соглашений, — считает политолог Вадим Карасев.

Сможет ли Украина восстановить свой ядерный цикл?

Теоретически – да. Но это очень дорого и чревато серьезными как экономическими, так и политическими последствиями. До 1994 года Украина обладала третьим в мире после США и России ядерным потенциалом.

Сможет ли Украина восстановить его, если страны-подписанты откажутся давать Киеву твердые гарантии безопасности?

Содержание ядерного оружия — дорогое удовольствие. Украина в данный момент даже не производит свое ядерное топливо. Больше половины топлива для АЭС страна закупает у России, остальное — у англо-американской компании Westinghouse.

Украина находится на 10-м месте в мире по залежам природного урана, его добывают на «Восточном горно-обогатительном комбинате» в Желтых Водах. Но даже для АЭС уран надо сначала обогатить, а такого оборудования в Украине сейчас нет.

— Теоретически Украина могла бы восстановить свой ядерный цикл, а практически — нет. У нас нет фабрики по обогащению урана. По залежам урана мы входим в десятку лидеров, а фабрики – нет. А все остальное для ядерного цикла есть – ракета-носитель (КБ «Южное»). Пусковая установка – практически есть. Не хватает ядерной боеголовки, а для этого нет обогащающей фабрики. — пояснил «КП в Украине» эксперт по вопросам международной безопасности Олег Жданов.

Кто может помешать?

Есть и международно-правовые препятствия. Даже если оборудование появится, Украину сковывает Договор о нераспространении ядерного оружия, который, в том числе, предполагает, что обогащать уран можно только для мирных целей — до 4-5 процентов. «Оружейный» же уран должен быть обогащен минимум до 90 процентов.

Кроме того, как только у МАГАТЭ (Международное агентство по атомной энергии) появляется информация, что страна, подписавшая Договор, начинает выходить за рамки низкообогащенного урана, на эту страну обрушиваются санкции.

Позиция ООН касательно распространения ядерного оружия однозначная, и никаких персональных послаблений для Украины не будет. Это еще в 2014 году дал понять тогдашний генсек ООН Пан Ги Мун: «Последствия будут серьезными — как для региональной безопасности, так и для целостности режима нераспространения ядерного оружия. Война в Украине не должна служить оправданием для того, чтобы добиваться обладания ядерным оружием, что приведет к еще большей разобщенности и снижению безопасности».

— Как только мы займемся восстановлением ядерного цикла, мы сразу же попадем под международные санкции из-за нарушения Договора о нераспространении ядерного оружия, — уверен Олег Жданов.

Во сколько обойдется ядерное оружие?

Ну, допустим, мы решились. Сейчас в «Ядерном клубе» девять государств — США, Россия, Китай, Великобритания, Франция, Индия, Пакистан и, предположительно (но очень вероятно), Израиль с КНДР. Никто из них официально не публикует суммы своих «ядерных» расходов. Каждый год Международная компания за ликвидацию ядерного оружия (ICAN) публикует отчет с приблизительными затратами. В 2019 году общие расходы составили 72,9 миллиарда долларов. Больше всего у США — 35,4 миллиарда. У Франции — 4 миллиарда, у Индии — 2,3 миллиарда, у Израиля и Пакистана — около одного миллиарда долларов.

Общий бюджет Министерства обороны Украины порядка 4,11 миллиарда долларов. Так что вряд ли Украина может позволить себе ядерную программу. К тому же ядерное оружие нужно постоянно проверять и модернизировать, поэтому расходы на него всегда растут. Например, если сейчас США тратят около 35 миллиардов долларов, то к 2030 году ежегодная сумма будет не меньше 50 миллиардов.

Справка КП

Будапештский меморандум — еморандум о гарантиях безопасности в связи с присоединением Украины к Договору о нераспространении ядерного оружия. 5 декабря 1994 года его подписали лидеры Украины, России, Великобритании и США (Леонид Кучма, Борис Ельцин, Джон Мейджор и Билл Клинтон). На момент подписания Меморандума Франция и Китай были участниками Договора о нераспространении ядерного оружия. 

В августе 2021 года Леонид Кравчук заявил, что Украина не могла не подписать Будапештский меморандум, так как срок уставного использования ядерных боеголовок истекал в 1997 году, и 1400 боеголовок могли бы стать невероятно трудным и опасным грузом. В феврале 2021 года президент Владимир Зеленский назвал ошибкой ядерное разоружение Украины в 1994 году.

Loading...