Валютные качели, психотравма для инвесторов и рост цен: чем Украина заплатит за раздуваемую панику

Валютные качели, психотравма для инвесторов и рост цен: чем Украина заплатит за раздуваемую панику

Украинцам к постоянному стрессу не привыкать, но в последние недели мы наблюдаем нечто особенное. Периодические новости с «датой вторжения» подкрепляются эвакуацией посольств, отъездом экспатов, удручающими новостями с межбанка, сообщениями об остановке авиаперелетов.

Понятно, что все это не добавляет украинской экономике уверенности в завтрашнем дне. По словам главы парламентской фракции «Слуга народа» Давида Арахамия, паника из-за возможного вторжения РФ стоит Украине 2-3 млрд долларов в месяц.

Насколько эта сумма близка к реальности и к кому перетекают деньги, которые мы теряем? Эти вопросы «КП в Украине» задала экономистам.

На грани истерики

В понедельник 14 февраля торги на межбанке открылись падением гривны на фоне возросшей геополитической напряженности вокруг Украины. Основной причиной обвала курса руководитель отдела аналитики ГК Forex Club Андрей Шевчишин назвал новости о возможном военном вторжении в Украину, вероятность которого рассматривается западными странами как высокая.

В целом шокирующими новостями, поступающими в основном из-за океана, сегодня объясняют все: и падение гривны, и уход инвесторов, и рост цен, и рекордное закрытие ФОПов.

Вот и Давид Арахамия заявил, что эта паника и истерия обходятся Украине в 2-3 млрд долларов ежемесячно.

— Когда кто-то решает передвинуть посольство во Львов, такая новость будет стоить экономике Украины несколько сотен миллионов долларов, — уточнил нардеп.

Экономистам озвученные миллиарды кажутся неоправданно завышенными.

— Было бы интересно узнать, по какой методике считали потери, так как цифры кажутся слишком большими, — говорит аналитик компании «Центр биржевых технологий» Максим Орыщак. — Словно не было других более реальных проблем, вроде взлетевших цен на газ, дефицита промышленного сырья и товаров АПК. Поэтому первая реакция на слова депутата — это сомнения.

Экономисты отмечают: для того, чтобы говорить о потерях предметно, нужно, во-первых, получить статданные хотя бы за несколько месяцев, а еще лучше — за год. Во-вторых, возникает закономерный вопрос: кто именно теряет эти миллиарды, о которых говорит Арахамия? Бюджет, субъекты хозяйствования, украинцы?

К тому же, говорит президент Украинского аналитического центра Александр Охрименко, теряют не все.

— Например, торговля сейчас получает хорошую выгоду, поскольку продает не меньше, да еще и существенно повышает цены. На колебаниях курса хорошо зарабатывают банки. Из-за девальвации гривны растет доход экспортеров, — перечисляет Охрименко. — В целом экономика работает нормально, ни в сельском хозяйстве, ни в промышленности остановок нет.

В то же время, продолжает эксперт, есть и минусы. Приостанавливаются инвестиции, теряет сфера услуг, так как народ больше скупает муку и сахар, чем ходит в кино. Словом, резюмировал экономист, потери однозначно будут. Но облечь их в цифры пока сложно в первую очередь потому, что непонятно, насколько эта паника затянется.

«Цифры взяты с потолка»

О том, что продуктовый ритейл не теряет деньги, говорит и экономист Борис Кушнирук, поясняя: из Украины выехало не так уж много людей, чтобы страна стала в целом меньше есть. Немного потерять может непродуктовый ритейл, особенно продавцы, реализующие товары долгосрочного пользования. В то же время, говорит эксперт, здесь будет формироваться отложенный спрос, и когда паника закончится, люди купят все запланированные диваны и холодильники.

Возможны потери в туризме, в перелетах, но экономист советует не преувеличивать этот фактор по силе его влияния на экономику.

— Могут пострадать малый и средний бизнес, который производит «долгосрочные» товары — сейчас для этого производства действительно не лучшее время, — рассуждает Кушнирук. — Но краткосрочное потребление идет в обычном режиме, потому что жизнь продолжается. И в целом все сферы, которые работали, так и работают. Думаю, даже воровать власть имущие меньше не будут: сколько запланировали — столько и украдут. Так что, возвращаясь к цифрам 2-3 млрд долларов, думаю, что они взяты с потолка.

Кушнирук: Все сферы, которые работали, так и работают. Думаю, даже воровать власть имущие меньше не будут: сколько запланировали — столько и украдут.

С тем, что озвученные цифры взяты с потолка, соглашается и аналитик Алексей Кущ. По его словам, посчитать убытки на сегодня нереально.

— Возьмем, например, девальвацию национальной валюты — можно ли считать это убытками? Девальвация гривны приведет к дополнительным поступлениям от таможни в феврале, то есть фактически это дополнительные доходы. С другой стороны, если говорить о выплатах валютных долгов, то это действительно дополнительные расходы, но в феврале Украина больших долгов не погашает, — отметил Кущ.

Если говорить о растущих ценах, то основная причина этого все же не война, а инфляция, продолжает эксперт. Что касается 16 млрд грн, выделенных Кабмином на гарантии безопасности полетов, то это тоже трудно отнести к потерям. Страхование пассажирских перелетов вовсе не означает, что эти деньги уже куда-то ушли — их потенциально могли бы выплатить в случае ЧП.

Почему бегут инвесторы

Отдельный разговор — рынок ОВГЗ, который покидают нерезиденты.

— У Минфина возникли трудности с привлечением денег, и для того, чтобы обратить на себя внимание потенциальных инвесторов, неплохо было бы поднять процентные ставки, — считает Кущ. — Повышение ставки на 2% приведет к дополнительным потерям 20 млн грн на каждом миллиарде. То есть в год можно потерять несколько сотен миллионов гривен, но никак не миллиарды долларов. И это не говоря о том, что уход нерезидентов связан не столько с паникой из-за возможной агрессии, сколько с изменениями политики ФРС США. Инвесторы уходят не только из Украины, но и из других стран с развивающимися рынками.

Максим Орыщак соглашается: текущая паника влияет на инвесторов, но нельзя забывать о том, что ситуация значительно ухудшилась еще осенью прошлого года. Эксперт напоминает, что мощный приток капитала в бумаги развивающихся стран произошел из-за сверхмягкой политики ФРС. Тогда на рынке появились огромные объемы долларов, которые понесли, в том числе, и в украинские бумаги. Именно поэтому в 2021 году наблюдалась столь позитивная динамика гривны. Однако как минимум с середины 2021-го наблюдается отток капитала из данных рисковых инструментов (не только украинских) и перевод средств в более надежный доллар.

— НБУ не без причин стал повышать ставку еще в марте, — говорит Орыщак. — Главная мотивация — повысить привлекательность ОВГЗ для нерезидентов. Тем не менее, уже в ноябре ситуация ухудшилась: инвесторы стали массово выводить деньги как из инструментов развивающихся стран, так и американских акций. То есть еще до всей этой истерии присутствовали фундаментальные предпосылки для падения гривны. И сегодня трудно сказать, насколько виновата именно паника в том, что в январе удалось привлечь только 10,8 млрд грн от размещения ОВГЗ — самый низкий объем с середины 2021 года.

«Это как коронавирус»

Алексей Кущ считает, что в текущей ситуации правильнее говорить не о прямых убытках сейчас, а о косвенных в долгосрочной перспективе. Инвестиционный потенциал Украины получил колоссальный шок, а инвесторы — «психотравму», от которой оправятся нескоро. — Уже сейчас можно говорить о том, что с точки зрения роста экономики 2022 год для нас потерян, — считает Кущ. — Быстрого восстановления не будет, а инвестиции будут по инерции только уходить. Логика проста: риски есть, и то, что не произошло сегодня, вполне может произойти завтра. Так что лучше уйти, пока не поздно. В долгосрочной перспективе это выльется для Украины в миллиарды долларов недополученных инвестиций, что приведет к недополученному экономическому росту, недополученным доходам в бюджет и, соответственно, неповышению пенсий и других социальных выплат.

— Это как коронавирус: о нем уже все и подзабудут, а он все равно продолжит вредить экономике, — резюмировал Охрименко.

Кому это выгодно?

Как известно, если где-то что-то уходит, то где-то что-то приходит. Очевидно, что наши недополученные инвестиции осядут в другом месте — в первую очередь, в США. Однако, считает Кущ, говорить о том, что американский рынок от этого выиграет, было бы большим преувеличением.

— Украинский рынок слишком «незаметен» для США, и несколько миллиардов долларов, которые перетекут из Украины, никакой погоды на американском рынке не сделают, — отметил Алексей Кущ «КП в Украине». — Сейчас борьба идет не за рынки. Украина для США оказалась с точки зрения экономического и инвестиционного партнерства настолько малозначительной фигурой, что нашими экономическими интересами можно пожертвовать в геополитической игре. В каком-то смысле вся эта ситуация показывает наше место в «табели о рангах» американцев.

В свою очередь Максим Орыщак считает, что ответ на вопрос «кому это выгодно?» однозначный: спекулянтам.

— Как уже говорилось выше, предпосылки для падения гривны были, но благодаря раздуваемой панике спекулянтам удалось дополнительно расшатать курс: в январе курс взлетел с 27,25 до 28,98 грн за доллар, затем откатился назад, — приводит цифры эксперт. Такие «качели» являются следствием целенаправленных действий игроков и отчасти объясняются отсутствием возможностей у государства контролировать курс. В определенной степени подобная динамика и оттолкнула нерезидентов от участия в аукционах ОВГЗ, ведь в таких условиях просчитать все возможные риски и потенциальную доходность почти невозможно.