Ректор КНУ Владимир Бугров: Я знал, что будет сложно. Но не ожидал такой откровенной грязи

Ректор КНУ Владимир Бугров: Я знал, что будет сложно. Но не ожидал такой откровенной грязи

Вокруг имени ректора Киевского национального университета в последние дни не утихают страсти. Сначала в Телеграмм-канале «Червоний Губер» опубликовали якобы его переписку со студентками, где он делает девушкам интимные предложения, приглашал в баню и загородный дом. Потом появилась информация о тайных планах продать ни много ни мало — знаменитый Красный корпус университета. Чтобы вместо храма науки разместить торгово-развлекательный центр, самый крупный кинотеатр, ночной клуб, а «изюминкой» станет дельфинарий.

Сам Владимир Бугров на пресс-конференции уже заявил, что все это ложь и спланированная против него кампания. На своей странице в социальной сети неоднократно публиковал факты, разоблачающие фейки против него. Почему она началась, кому может быть выгодно раздувать скандал – об этом наша эксклюзивная беседа в кабинете ректора.

Битва за землю

— Владимир Анатольевич, ТРЦ – это еще худо-бедно, но дельфинарий явно перебор. Откуда могла появиться такая информация?

— Это продолжение информационной атаки, которая имеет одну цель – настроить против меня университетскую общественность. Вопрос о строительстве на землях университета уходит корнями в 2000-е годы, когда ныне покойный ректор Виктор Скопенко с целью решения социальных проблем отдал под застройку территорию на выставочном кампусе. Это ЖК «Сонячна брама» от компании ТММ по улице Ломоносова и «недострой» «Эврика» по проспекту Глушкова от «Аркады», которая ныне является банкротом.

Тогда же под перспективную застройку жилыми домами было определено пространство возле университета, на улице Обсерваторной и в нашем студенческом городке. Когда я шел на выборы ректора, то в своих программных тезисах записал, что такого строительства не будет. Тема, как вы понимаете, острая и может послужить основанием для формирования ненависти к моей персоне.

Что касается торгово-развлекательного центра, то это тоже привязка к спланированной атаке. Психологическая операция, где действует «якорь».

В тех же 2000-х, когда увлеклись освоением подземных пространств, от улицы Льва Толстого до бульвара Шевченко по Владимирской хотели соорудить трехэтажный подземный ТРЦ. Один из выходов планировали сделать перед центральным входом в университет. Если поискать эти проекты, то окажется, что да – все возможно. И дельфинарий, и ночной клуб, и еще можно что-то насочинять. Ничего этого не будет, ни при каких обстоятельствах.

— Вопрос упирается в то, как использовать земли университета?

— Киевский университет сейчас очень большой. Это 30 тысяч учащихся, 8 тысяч сотрудников, из них 3 тысячи преподавателей. Университет национальный: от Луганска до Симферополя, от Львова до Донецкой области. Количество иногородних студентов особенно возросло в последние годы, много ребят приезжают из Крыма. Очередь на поселение составляет порядка 800 человек.

Когда я шел на выборы, говорил, что необходимо новое общежитие. На этот год по поручению Президента Верховная Рада выделила 108 миллионов гривен на начало такого строительства в студгородке.  И вот когда мы заявили, что в проекте есть эти деньги, ко мне начали приходить обращения по поводу строительства нового жилого дома на месте старых заброшенных мастерских.

— То есть появились претенденты на иное освоение этих денег?

— Да, и это странная история. Обращения приходили на электронную почту: хотели бы с вами встретиться, обсудить… При этом присылали проектную документацию, которая была утверждена в 2000-х годах. С печатями, разрешениями. Да, она старая, но если будет земля, ее вполне можно обновить. Я на все предложения отвечал «нет».

Проголосовали все, а на следующий день…

— Университет имеет много свободной земли?

— В октябре прошлого года, когда уже была бюджетная резолюция на 2022 год, я на ученом совете предложил утвердить перспективный план по нашим территориям. Может, кому-то они покажутся большими, но на самом деле строго ограничены и уже достаточно застроены. Есть только шесть или семь мест, где можно что-то новое соорудить. Перед ученым советом я поставил вопрос, что на этих участках можем строить только учебные корпуса, лаборатории и общежития.

Я понимаю людей, которые стоят на квартирной очереди, им нужно жилье. Но если сейчас свободные территории застроить жилыми домами, университет не сможет больше развиваться, поскольку негде будет строить новые учебные корпуса и студенческие общежития.

Сейчас идет дискуссия, как достроить ЖК «Эврика», начатый «Аркадой». Это вопрос мы двигаем, но новый жилой комплекс на земле университета мы не можем себе позволить.

— У вас было много оппонентов на том ученом совете?

— Нет, за мое предложение проголосовали все. Вслух никто ничего не возразил. А на следующий день приходит запрос от общественной организации, одноименной с анонимным телеграмм-каналом, где на меня пишут всякие гадости: дайте план застройки.

План застройки всего лишь ориентировочный. Он принадлежит даже не нам, а архитектурной мастерской, которая бесплатно сделала для университета эскиз. Для утверждения на ученом совете этого достаточно, а когда будет строительство, то по каждому объекту мы закажем проектно-сметную документацию, геологию, планы коммуникаций и так далее. Все это будет публично, открыто для университетского сообщества и всех граждан.

Колледж уже «продавали»

— Организация называлась «Червоний Губер», как Телеграмм-канал? Можно допустить, что «червоный» — это Красный корпус. А почему «Губер»?

— Такой Телеграмм-канал был создан при моем предшественнике – ректоре Леониде Губерском и печатал гадости о нем. Леонид Васильевич подал в суд иск о защите чести и достоинства, но проиграл его. Молодой человек, представлявший одноименную общественную организацию, заявил, что не является собственником канала. Может там писать, но за контент не отвечает.

То же самое происходит и сейчас – публикации выходят, а никто за них ответственности не несет. Эксперты и правоохранители оценивают, что ряд телеграм-каналов, в том числе и тот, о котором мы говорим, непосредственно причастны к заказной фейковой информационно-психологической войны против университета.

— Вы говорили о таком психологическом приеме, как «якорь». Фантазии на тему «продажи» Красного корпуса университета тоже его имеют?

— Больше недели назад на одном из информационных ресурсов вышла лже-информация на основании обращения одного из наших обособленных подразделений: будто я с двумя народными депутатами уже продал колледж, который раньше готовил специалистов для завода «Арсенал». Это огранщики линз, оптики. Выпускников этого колледжа мы принимаем на физический факультет.

В колледже действительно были кадровые проблемы, руководство взяло курс на подготовку экономистов, журналистов вместо оптиков и «технарей». Когда мы попытались разобраться, почему не выполняется госзаказ, появилось письмо министру о «продаже».

Я пригласил к себе журналиста издания, а перед этим заказал и заверил у нотариуса выписки из реестров, чтобы показать: собственник колледжа – государство, а находится учебное учреждение в оперативном управлении университета. Журналист был просто ошарашен.

По всем вопросам могу доказать, что ни одного участка под коммерческую застройку, коммерческие инвестиционные проекты мы не рассматриваем.

А красный корпус… Это же памятник архитектуры! Его бережет государство и мы бережем. Многие удивляются, почему у нас в коридорах ковры. Дескать, пафосно и по-советски. А все очень просто — здесь хороший паркет. Дешевле держать и чистить ковры, чем циклевать и покрывать лаком.

Ректор по хозяйственной части

— Киевский национальный университет – это вуз номер один в Украине. Если по вам не боятся так грубо работать, то что тогда может грозить ректору меньшего заведения. Вот и в адрес КПИ были обвинения, что не так распорядились землей. От кого зависит земельный вопрос?

— Земля государственная, мы — государственное учебное заведение. Однако многое зависит от руководителя. Если бы я завтра сказал, (что немыслимо и недопустимо), давайте пригласим инвестиционную компанию, которая перед физфаком поставит дом на 100 квартир, а нам достанется 20, многие бы меня поддержали.

Но я таких предложений не внесу. Для университета кислород будет перекрыт, никто новых земельных участков нам больше не даст.

— Владимир Анатольевич, вы педагог, философ, а рассуждаете сейчас как хозяйственник. Ректор – это больше управленец, чем научный руководитель?

— Попали в яблочко. Больше десяти лет на философском факультете я был заместителем декана по научной работе. Журналы, статьи, подготовка аспирантов… С 2009 по 2021 был проректором по учебной работе. Вступительная кампания, рейтинги, аккредитация… Теперь я шучу, что я работаю ректором по хозяйственной части. И это вынужденно. К сожалению, в предыдущей команде сотрудники, которые отвечали за этот участок, допустили множество недоработок и определенную часть нарушений. На это нам указала государственная аудиторская ревизия.

— Это вы заказывали ревизию?

— Я был обязан это сделать. Если бы не сделал, то заказало бы Министерство образования и науки. Потому что Хозяйственный кодекс Украины обязывает при смене руководителя государственного некоммерческого учреждения проводить ревизию финансово-хозяйственной деятельности.

— Знаем, что нынешний буллинг вы связываете с ревизией. Но какой в нем смысл, если проверка состоялась бы в любом случае?

— Некоторые считают, что можно было не заказывать аудит. А министерство пропустило бы это мимо внимания, и многие нарушения не всплыли бы.

— Кто должен устранять эти нарушения, и кто несет за них ответственность?

— Устранять должен я как руководитель университета, но юридической ответственности не несу. Ее несут те, кто допустили эти нарушения. По каждому пункту аудиторская служба определила, кто виноват и на какую сумму.

— Эти люди сейчас работают в вузе?

— Да, но на других должностях. Когда стал ректором, я поменял управленческую команду проректоров.

Достаточно много недостатков удалось устранить во время ревизии. Но на несколько порядков больше осталось. По мнению аудиторской службы, некоторые нарушения вообще нельзя исправить. За них понесут гражданскую, а местами и уголовную ответственность.

Можно занять разную позицию

— А какой точки зрения придерживается прежний ректор?

— Он считает, что нарушений нет. Надо оспаривать выводы ревизии в административном суде.

Из ситуации два выхода: или следовать этому пути, или идти в полицию и подавать заявление по нарушениям, которые есть. То есть, или покрывать, или спрашивать с людей.

— Какой сделали выбор?

— Мы создали комиссию, в которую вошли юристы, экономисты, инженеры и другие специалисты. Потому что результаты ревизии — это огромный массив работы, около 30 пунктов. Что-то мы можем исправить, например, вернуть денежные средства. С чем-то мы действительно не согласны и будем это оспаривать в суде. А по отдельным вопросам придется обращаться в правоохранительные органы.

Государственная аудиторская служба сама отправила некоторые документы в столичную полицию, в СБУ и в прокуратуру. Телеграмм-канал «Червоний Губер» передал, что акт проверки передан в следственное управление полиции Киева, и по факту открыли производство. Информация у них появилась раньше, чем в университете. Этим я подтверждаю то, что в расшатывании ситуации вокруг университета замешаны внешние силы.

— Откуда они могут получать информацию?

— Я думаю, что есть и внешний заинтересованный источник, и внутренние. Слив информации из университета происходит, я в этом убедился.

Понимаете… Руководитель может занять разную позицию. Или строго принципиальную или на какие-то вещи подзакрыть глаза.

— Почему вы не подзакрыли? Это уже больше моральный аспект.

— Когда я шел на выборы, я знал, что в университете не все хорошо и требует исправления. Множество проблем, как говорится, заболтали. И тут я и с себя не снимаю моральной ответственности, хотя юридической не несу.

Приведу один пример. Со стороны бульвара Шевченко сыпется стена. А там люди проходят, фотографируются у памятника Грушевскому. Одна общественная организация обратилась к нам с запросом: почему непорядок?

Ремонт этой стены делали три года назад — в декабре. Я поручаю проректору по хозчасти провести расследование с привлечением независимых специалистов. Они берут журнал надзора за ремонтом, а там запись архитектора: обязательно сделать гидроизоляцию. Одна запись, вторая, третья… Несколько раз написал, а никто ничего не сделал.

Сейчас мы все очень щепетильны к потребностям маломобильных людей. Четыре года в университете бились, чтобы сделать лифт. Сделали. А он не введен в эксплуатацию, потому что документов нет.

Еще оказалось, что ГСЧС обратилась в Окружной административный суд, потому что в половине корпусов не работает пожарная сигнализация. Мы в срочном порядке решаем эти вопросы, чтобы снять запрет на эксплуатацию.

Вот такие были стили хозяйствования.

На проректоров тоже давят

— Ваш преемник тоже проведет аудит. Гарантируете, что ничего не найдут?

— Можно ничего не найти, если ничего не делать. Но ничего не делать нельзя, потому что наша команда шла на выборы, чтобы были перемены. А они не всем нравятся. Только есть «ошибки», которые можно допустить, а есть преступления и коррупция.

Вот разрабатывалась программа электронного документооборота. Внедрили, оказалась плохая – отказались. У одной фирмы взяли систему электронного обучения, но и там появились проблемы. Сейчас купили ACКOД. Это программа, которая используется в Кабмине, в министерствах и очень помогает работать с документами. Но вот купили, и сразу же идет запрос с подтекстом от общественной организации.

— Как часто такие запросы приходят?

— Отдел, который занимается обращениями граждан, каждый день обрабатывает в среднем 20 документов. Но далеко не все они касаются информации, которая относится к разряду публичной. Если человек писал экзамен или преподаватель составлял программу, это не публичная информация. Но на все письма и запросы приходится отвечать.

«Дружественные», как я их называю, общественные организации устраивают натуральный информационный террор. Мы даже обратились к Уполномоченному по правам человека, чтобы там рассмотрели эту практику.

— От вас требуют уйти? Какие-то сроки обозначены?

— Нет, это просто идет давление. Давят не только на меня, но на проректоров тоже. Их обвиняют во всякой ерунде, преследуют, шантажируют. Кого-то обвиняют в сексуальных связях, кого-то в пьянстве и наркотиках. Есть провокации. Вот, например, приходит на мой телефон сообщение от журналиста якобы программы «Схемы». А когда мы обратились в редакцию, то оказалось, что там ни такого корреспондента, ни такого редакционного задания нет и не было.

Все сделано профессионально

— Вы пытались связать провокации и грязные публикации с конкретными людьми? То есть, знаете, кто за этим стоит?

— Я могу только догадываться, я даже говорил с определенными людьми, но не получил подтверждения. Обвинять без доказательств никого не могу.

— В правоохранительные органы обращались?

— Да, был установлен адрес IP-сервера, в одном из пригородов Киева на хостинге пройвадера была создана специальная рассылка.

По нашему заявлению работают, но уже сейчас можно сделать предположение, что это не простое хулиганство. Использовались почтовые адреса университета, которых нет в публичном пространстве. Это специальная база, из которой произошел слив. Все сделано очень профессионально, и есть версия, что к акции причастны бывшие сотрудники определенных силовых структур.

Сейчас заявление в правоохранительные органы подает проректор, которая тоже подвергается травле.

— Вы понимаете, чего от вас хотят. Можете найти какие-то компромиссы?

— Этой атакой меня хотят подвигнуть к управленческим решениям. Если это требования отдать землю под жилую застройку или закрыть глаза на злоупотребления, то нет – категорически.

Даже жена начала смеяться

— Как вы защищаетесь?

— Сохраняю спокойствие и объясняю людям, что именно происходит на самом деле. Сейчас мне не с кем судиться, правоохранительные органы должны найти злоумышленников. На мою страницу в соцсетях и страницы проректоров приходят вопросы, дам ли я телефон на экспертизу. Ну конечно дам, только кому? Или — пойду ли я сдавать тест на наркотики. Уже сдал и показал на пресс-конференции.

Если поначалу тексты в «Червоном Губере» напоминали докладные записки, которые пишут в правоохранительных органах, то сейчас идет откровенная халтура. Даже моя жена, которая находится в напряженном состоянии, начала смеяться. Например, идет информация, что я приглашаю студентку в загородный дом. Супруга знает, что за все годы совместной жизни мы никогда не употребляли такое словосочетание. Говорили «дача» либо «едем на село». У нас там шесть соток.

Или вот еще такое: я солнечные панели буду девушке показывать – будто бы в марте, о чем утверждается в «сливе». А на самом деле эти панели установлены только спустя полгода, в марте их и близко не было. Частично прослеживается очень профессиональный поход, частично — огромная глупость.

— С министром обсуждали эту тему? Ведь идет атака не просто на вас, на весь университет, подрывается имиджа вуза.

— Обсуждали. Министр тоже сказал, чтобы я не обращал внимания, потому что и на него приходит такая же грязь. Что надо было быть готовым, если занял такой пост. Но мы находимся на постоянном контакте с министерством. Передаем информацию. Министерство полностью проинформировано о фактах и деятельности университета.

— А вы были готовы?

— Честно скажу, что к такому нет. Я понимал, что будет сложно, что будет сопротивление, но не думал, что начнут лить откровенную грязь, что будут шантажировать, что будут преследовать меня, мою команду, членов наших семей.

Хотя технология не нова. В интернете есть источники — труды Высшей школы КГБ СССР, методические указания по дискредитации украинских националистов. Так вот там указаны три ведущие темы: секс, наркотики, коррупция.

— Кто-то должен был сделать не только заказ, но и развязать для этого кошелек.

— Думаю, в эту кампанию вложено немало средств. Круглосуточная поддержка каналов по дискредитации требует работы нескольких человек. А за работу надо платить. Опять же компиляция – тоже непростой труд. В моих якобы «письмах» фрагменты оригинальной переписки, которые переделаны в негативном плане. Создать рассылку, заказать хостинг, получить базу данных, организовать публикации на сайтах. Все это траты, эксперты оценивают стоимость заказной кампании в миллионы и миллионы гривен.

Есть масса важных задач, а время тратится на глупости

— Вы чувствуете поддержку со стороны выпускников университета, научных работников?

— Безусловно. Более 90 депутатов наши выпускники университета. Университет сохранил отдельную бюджетную программу, получил финансирование на строительство общежития. 108 миллионов в год – это серьезные деньги.  

На днях мы подали в Минобразования эскиз государственного инвестиционного проекта, который рассчитан на 3 года.

С 2010 года у нас работает уникальный Институт высоких технологий. Это композиция биологии, химии, физики, математики, IT. Руководит этим институтом профессор Игорь Комаров – изобретатель фотолекарств, соавтор нобелевского лауреата по химии.

На базе Института высоких технологий и нескольких других институтов и факультетов мы хотим создать БиомедтехХаб, где будут отрабатываться экспериментально и практически самые современные научные исследования и технологии, в том числе по лекарствам от рака и коронавируса.

Больше всего раздражает, что есть масса оперативных и стратегических задач, а я вынужден тратить время на такие глупости.

— Что посоветуете тем, кто окажется в подобном положении.

— Во-первых, действовать исключительно в правовом поле. Во-вторых, отвечать на все публично.

Владимир Бугров
Владимир Бугров

Досье КП

Владимир Бугров потомственный педагог. Родился в городе Бучач на Тернопольщине. Школу окончил с золотой медалью, в 1991 году получил диплом с отличием на философском факультете КНУ имени Тараса Шевченко.

После выпуска В 1991 году поступил в аспирантуру, 1996-м защитил кандидатскую диссертацию «Язык и символ в контексте проблемы понимания». Ученое звание доцента присвоено в 2000 году, ученое звание профессора в мае 2014 года.

С января 2009 года по апрель 2021 – проректор по научно-педагогической работе КНУ. 24 марта 2021-го на выборах, тайным голосованием, избран ректором.

Автор более 100 научных и учебно-методических работ. Научный руководитель 5 кандидатов философских наук.

Отличник образования Украины, Заслуженный работник образования. В 2017 году награжден Орденом «За заслуги» 3-й степени.

Loading...