Россия ответила США: какой вывод из этого документа должна сделать Украина

Россия ответила США: какой вывод из этого документа должна сделать Украина

17 февраля приглашенному в МИД России послу США Джону Салливану был передан ответ на 11 страницах по российскому проекту договора между Российской Федерацией и Соединенными Штатами Америки о гарантиях безопасности. Причем этот документ не содержит никакой новой информации, которая ранее не была бы озвучена представителями российской и американской стороны.  

Вот некоторые главные посылы российского ответа.

Москва в этом документе опять утверждает, что американская сторона не дала конструктивного ответа на базовые элементы российского проекта договора с США о гарантиях безопасности.

Речь идет об отказе от дальнейшего расширения НАТО, об отзыве «бухарестской формулы» о том, что «Украина и Грузия станут членами НАТО», и об отказе от создания военных баз на территории государств, ранее входивших в СССР и не являющихся членами Альянса. Также Россия опять потребовала возврата военных потенциалов, в том числе ударных, и инфраструктуры НАТО к состоянию на 1997 год, когда был подписан Основополагающий акт Россия — НАТО. «Эти положения имеют для Российской Федерации принципиальное значение», — говорится в российском ответе.

При этом в Москве утверждают, что в отсутствие готовности американской стороны договариваться о твердых, юридически обязывающих гарантиях обеспечения безопасности со стороны США и их союзников Россия будет вынуждена реагировать, в том числе путем реализации мер военно-технического характера.

По Украине ничего нового

Что касается нашей страны, то Москва продолжает утверждать в этом документе, что никакого «российского вторжения» в Украину, о чем с осени прошлого года заявляют на официальном уровне США и их союзники, нет и не планируется.

И грозится тем, что в случае принятия Украины в НАТО возникнет реальная угроза того, что режим в Киеве попытается силой «вернуть» Крым, втянув США и их союзников, в соответствии со ст.5 (коллективная защита. — Ред.) Вашингтонского договора, в прямой вооруженный конфликт с Россией со всеми вытекающими последствиями.

Россия также продолжает утверждать, что не является частью конфликта на Донбассе, а что она вместе с ОБСЕ играет роль посредника в главном переговорном формате — Контактной группе и «нормандском формате», который формулирует рекомендации сторонам конфликта и следит за их выполнением. И что на территории Донбасса нет российских войск.

При этом в Москве настаивают на том, что для деэскалации ситуации вокруг Украины принципиально важно выполнение следующих шагов:  принуждение Киева к выполнению Минских соглашений; прекращение поставок Украине оружия; отзыв всех западных советников и инструкторов; отказ стран НАТО от любых совместных учений с ВСУ и вывод всех ранее поставленных Киеву иностранных вооружений за пределы украинской территории.

Российская сторона также жалуется на то, что ее «красные линии» и коренные интересы в области безопасности игнорируются, а «неотъемлемое право России их обеспечивать отвергается».

Это только начало международной игры

Политолог Владимир Фесенко считает, что в ответах российской стороны нет ничего нового.

— Они с американцами априори не могли ни о чем договориться. Россия запросила слишком много, и никакого положительного ответа от США она не могла получить. Ее требования были заведомо невыполнимыми, — считает политический эксперт. 

По его мнению, здесь важно то, что дипломатическая переписка, или «политический роман в письмах», между США и Россией продолжается.

— И пусть продолжается. Лучше пусть будет «война в письмах», чем в реальном виде. Но в конце концов, стороны сядут за стол переговоров и будут обсуждать вопросы контроля над разоружениями, ограничения учений на территориях других стран. И рано или поздно — они договорятся. Даже по нерасширению НАТО. Ведь Украину никто на Западе не собирается принимать в Альянс. Дверь в него приоткрыта, но когда нас туда пустят — неизвестно. И это устраивает Россию, — считает Владимир Фесенко. 

Также в Москве недовольны тем,  что США подтверждают «твердую поддержку» политике «открытых дверей НАТО». По мнению российской стороны, данная политика не согласуется с установками самого Альянса, который обязался «не извлекать односторонних преимуществ из изменившейся ситуации в Европе», «не угрожать легитимным интересам» других государств, не стремиться к их «изоляции» или «проведению новых разделительных линий на континенте». Поэтому Россия призывает США и НАТО вернуться к выполнению международных обязательств в сфере поддержания мира и безопасности.

— США и Россия не могут сейчас договориться потому, что Америка готова только скорректировать нынешнюю систему международной безопасности, а Россия хочет ее кардинально поменять. Это только начало «игры» с изменением международной безопасности. А дальше все будет зависеть от того, чья «силовая дипломатия» создания напряженности победит. Всегда новый международный порядок создавался по итогам какой-либо войны. А сейчас идет первая попытка изменить правила международной безопасности без войны, а только угрозой войны. И эта история только начинается и, наверное, займет весь 2022 год, — считает политолог Вадим Карасев.

Единственная точка соприкосновения — контроль над вооружениями

Единственное, в чем российская сторона отмечает некоторый прогресс, так это «готовность США предметно работать над отдельными мерами по контролю над вооружениями и снижению рисков».

При этом в Москве обращают внимание американской стороны на то, что Россия предложила идти по пути комплексного долгосрочного урегулирования той неприемлемой ситуации, которая продолжает складываться в Евроатлантике.

Речь, прежде всего, идет о создании устойчивого фундамента архитектуры безопасности в виде договоренности об отказе НАТО от дальнейших действий, наносящих ущерб безопасности России. В Москве также пригрозили, что в отсутствие такой крепкой основы взаимосвязанные меры по контролю над вооружениями и снижению военных рисков не будут устойчивыми на перспективу.

Политолог Алексей Якубин считает, что, несмотря на то что США и Россия не смогли договориться, дальше стороны продолжат новые раунды переговоров. Такие тезисы звучат как со стороны Джо Байдена, так и Владимира Путина.

— Продолжение нагнетания ситуации вокруг Украины еще в большей мере поспособствует более прорывным договоренностям. Сейчас обе стороны нагнетают обстановку, а потом скажут, что вот, чтобы избежать нежелательных последствий, «мы будем договариваться», — считает эксперт.