Российская фигуристка Валиева рада вернуться на Олимпиаду после скандала с допингом, но «эмоционально устала»

Российская фигуристка Валиева рада вернуться на Олимпиаду после скандала с допингом, но «эмоционально устала»

Российская фигуристка Камила Валиева на фоне скандала с допингом заявила, что устала эмоционально, но готова продолжать соревнования. Об этом спортсменка сказала во время пресс-конференции, комментируя решение Спортивного арбитражного суда (CAS) о ее допуске к Олимпиаде, передает «Чемпионат».

— Эти дни для меня были очень сложные, не хватает эмоций. Я радуюсь, но эмоционально устала. Поэтому слезы счастья и небольшого огорчения. Но, безусловно, счастлива находиться на Олимпийских играх, буду стараться, максимально настроившись, представлять нашу страну. Видимо, это один из этапов, который я должна пройти. Я вижу, сколько добрых пожеланий, веры. Видела даже баннеры в Москве, это очень приятно, в такое сложное время мне очень важна эта поддержка. Я думала, что буду одна, но самые близкие люди меня никогда не бросят, – сказала фигуристка.

15-летняя спортсменка продолжит выступить в соревнованиях одиночниц на Олимпийских играх в Пекине. Короткую программу она покажет 15 февраля, произвольную —17 февраля.На текущей Олимпиаде Валиева уже завоевала золото в составе сборной России в командном первенстве. Церемонию вручения медалей отменили из-за положительного результата допинг-теста Валиевой на, который она сдала 25 декабря в день чемпионата России.

8 февраля российское антидопинговое агентство (РУСАДА) временно отстранило фигуристку, а уже 9 сняло отстранение. Международный олимпийский комитет (МОК), Всемирное антидопинговое агентство (WADA) и Международный союз конькобежцев (ISU) подали апелляции на это решение. Спортивный арбитражный суд (CAS) принял решение в пользу Валиевой с учётом её статуса «защищённой персоны» (спортсменке нет 16-ти лет) и особого подхода к ним. При этом CAS не рассматривал ситуацию с положительной допинг-пробой, препаратом, который в ней нашли и его количеством. Командного турнира суд тоже не касался — все это будет решаться отдельно, после Олимпиады.