Татьяна Егорова из-под Чернигова: Если бы не любовь — я бы не научилась ходить

Татьяна Егорова из-под Чернигова: Если бы не любовь — я бы не научилась ходить

38-летняя Татьяна Егорова выросла в маленьком селе Неданчичи Черниговской области на границе с Беларусью. Ютились с младшими братом, сестрой и родителями в двух комнатушках на пятерых.

В школу Тане приходилось ездить на коляске — у нее ДЦП, а чаще — просить родителей, чтобы отвезли. Колеса увязали в песке, на сельских ухабах она и вовсе становилась неуправляемой.

Время шло, сестра и школьные подруги выходили замуж… Таня нет-нет, да и сама с грустью поглядывала в окошко — где ж мой суженый? Мечтала о свадьбе — обязательно, чтобы в белом платье, и о детках… Обычные мечты простой девушки из провинции.

— Боялась остаться одна. Да и в Библии написано: нехорошо человеку быть без пары, — вздыхает Татьяна. — Часто об этом думала, пять лет молилась, чтобы Бог дал мне пару.

Ей было уже за 20, когда Тане приснился яркий сон: как будто бы она стоит в подвенечном платье перед зеркалом и рассматривает себя. Утром девушка подивилась странному сну…

Вскоре Таня поехала в центр профреабилитации — получать специальность оператора компьютерного набора. Там познакомилась с одним чудаком — любителем толковать сны. И попросила объяснить ее видение. Тот рассмеялся: «Замуж выйдешь!»

Таня посмеялась и забыла. Не знала — любовь ходит рядом.

Предложение в электричке

С 35-летним на тот момент Владимиром Егоровым Таня познакомилась в том же центре. Ей было 28. Никакой любви  с первого взгляда не возникло. Хотя его сразу привлекло участие и доброта Тани, которая разговорами пыталась развеять его мысли о личных проблемах (очень уж он переживал расставание с любимой). Незаметно для себя они вскоре начали все больше времени проводить вместе…

Это была тайная любовь со стороны Володи. Он не хотел влезать в мою жизнь, но симпатию проявлял

,  — улыбается в разговоре с «КП в Украине» Татьяна Егорова 

—  Нам было интересно друг с другом: однажды до ночи после всех посуду вместе мыли. Володя вызвался помогать.

Владимир, уже обжегшись в первом браке, увидел в Тане верность и бескорыстность. А девушка в нем разглядела точный ответ высших сил на ее молитвы — это был тот человек, на которого она бы могла опереться.

Чтобы решить свою дальнейшую судьбу, им было отведено полгода — пока шли курсы. Потом Таня уехала бы обратно в Черниговскую область, а Владимир — в Харьков.

Прошлой осенью супруги отметили оловяную свадьбу - 10 лет в браке. ФОТО: Личный архив Татьяны Егоровой Прошлой осенью супруги отметили оловяную свадьбу - 10 лет в браке. ФОТО: Личный архив Татьяны Егоровой

Прошлой осенью супруги отметили оловяную свадьбу — 10 лет в браке. ФОТО: Личный архив Татьяны Егоровой

К родительскому очагу в селе Неданчичи Таня вернулась с женихом.

 — Он вызвался меня провожать домой, — продолжает Татьяна. — В тот день был сильный дождь. В электричке в Нежине Володя признался мне в любви и заявил: «Ты моя! Я тебя никуда не отпущу!»  

Уже перед родителями Володя сделал предложение Татьяне по всем правилам — с золотым колечком попросил ее руки. Конечно, услышал заветное «да». А у Тани в душе цвели воспоминания о том сне, который неожиданно для нее оказался пророческим…

К алтарю — только на своих ногах

Кроме радостных хлопот, огорчало лишь одно — быть неходячей при красавце-муже. Ехать к алтарю на коляске Таня категорически не хотела. Твердо решила — к свадьбе должна встать на ноги.

— Когда-то врачи сказали: если сделать операцию за границей, то я не то что с костылями, а сама, может, смогла бы ходить, — рассказывает Таня. — Но денег на операцию у родителей не было — жили мы небогато. И я решила — научусь ходить сама. Мне обязательно нужно было твердо стоять на ногах, прежде чем выходить замуж. 

Начались тренировки, ошибки, ушибы… Но маленькими шагами к своей мечте — и своего Татьяна добилась. Через пару месяцев все село ахнуло, увидев, как колясочница Таня сама, пусть пока неуверенной поступью и с костылями, идет к алтарю.

Врачи, увидев Таню, кивнули: правильная мотивация творит чудеса!

— Я уверена, что мне помогла встать с коляски любовь — если бы я не встретила своего человека, у меня бы не было стимула что-то менять в жизни, — делится Татьяна Егорова. — А он мне дал толчок меняться к лучшему. Я поняла, что кому-то нужна. И сейчас подталкивает меня: «Бросай уже эти костыли! Ты можешь лучше!»

Кто знает — вполне возможно, что Татьяна научится ходить и без опоры — несколько шагов без костылей она уже может сделать.

Создав семью, конечно, я понимала, что будут детки — и на коляске будет тяжело справляться с ними, — продолжает Татьяна Егорова. — Сейчас я вообще не пользуюсь коляской — разве что как мини-машиной, на большие расстояния или когда нужно тяжелый пакет привезти из магазина. Мне несколько лет назад подарили электрическую коляску. А раньше я была очень зависима от мужа — за продуктами без него не пойдешь, ведь как донести.

Татьяна и Владимир воспитывают двух дочерей - девятилетнюю Настю и трехлетнюю Дарину. ФОТО: Личный архив Татьяны Егоровой Татьяна и Владимир воспитывают двух дочерей - девятилетнюю Настю и трехлетнюю Дарину. ФОТО: Личный архив Татьяны Егоровой

Татьяна и Владимир воспитывают двух дочерей — девятилетнюю Настю и трехлетнюю Дарину. ФОТО: Личный архив Татьяны Егоровой

Пожар в Новый год

Отгуляв свадьбу, молодые принялись обустраивать быт. Поселились в старой хате покойного дедушки Татьяны в том же селе. Володя оказался рукастым — и хату подмарафетил, и два новых сарая построил. Завели курочек, гусей, кошек, а спустя год появилась Настенька.

Решили, что Володя пойдет в декрет — жена одна бы не справилась с ребенком, ей и самой помощь нужна.

Семейство жило небогато, но на судьбу не роптали. Мечта Тани сбылась — есть любимый муж и ребенок. Но через год жизнь опять совершила крутой вираж…

31 декабря 2014 года ударил сильный мороз — за окном температура опустилась до -30. Готовясь встречать Новый год, каждая семья собиралась у своего очага. Натопили хату и Егоровы.

— Мы сели провожать старый год — к нам пришла соседка. Никогда не забуду это время — было ровно пол-одиннадцатого, как из подпола пошел дым, — содрогается от воспоминаний Татьяна Егорова. — Муж снял половицу — дым повалил столбом. Одновременно затрещал шифер на крыше.

С криком «Горим!» вскочили из-за стола. Крошку Настеньку, которой было чуть больше двух, замотали в подвернувшийся под руку плед и вынесли на трескучий мороз. Хата уже горела полным ходом — Владимир едва успел помочь выйти супруге и начал суетиться, пытаясь хоть что-то спасти. Вынес сумку с медкартами, телевизор, ноутбук…

Все бабахало, как в фильмах, муж выходит — мимо него пролетает стекло

, — вспоминает ужасы той новогодней ночи Татьяна. 

— Еще раз обратно его уже соседи не пустили — мог рвануть баллон с газом. За полтора часа все как корова языком слизала. Вместе с хатой погорело все имущество, зимняя одежда, паспорта, мебель и то золотое колечко, с которым мне муж делал предложение… Я тогда была беременна, случился выкидыш…

Пожарные спасти хату не успели. Приехали, пока нашли воду — от дома остались лишь обугленные головешки. Зато зарево от двух все еще полыхающих сараев, доверху забитых дровами, освещало все село. Погибли гуси — успели выпустить только курочек.

Под крышу ставят подпорки

Почему хата одновременно начала гореть с двух сторон — огонь пошел с крыши и из подпола, неизвестно. Супруги говорят: печку тогда уже не топили. Подозревают поджог — якобы мог отомстить один из местных, которому пришлось отсидеть за убийство дяди Тани. Но это лишь догадки.

С дочкой на руках супруги в новогоднюю ночь приехали к бабушке кума — вызвался выручить. Потом — к маме, в две комнаты, где уже жили шесть человек. Затем согласились приютить  в другой области и поселили на два месяца в общежитие. За это время семья должна была найти новое жилье.

Хата в этом селе в то время стоила 70 тысяч гривен. Супруги с трудом, прося помощи везде, где можно, наскребли половину. Пришлось уезжать за сто километров — в село Горбове Куликовского района, в старую нежилую избу со вздутым полом и без воды… Остальные предложения на рынке за эти деньги были еще хуже.

— Выбора у нас не было — остались под открытым небом, поселились в эту, — рассказывает Татьяна.  — Снег на голову не падает — и то хорошо. 

За шесть лет так-сяк привели хату в порядок. Воду провели только в конце прошлого года. В одной комнате оборудовали спальню, во второй всей семьей проводят время днем — тут и кухня. Три года назад счастье снова постучало к ним — появилась кроха Даринка. А тут грянула новая беда…

— Прогнила центральная балка под крышей. С декабря мы уже боимся здесь засыпать — может обрушиться, — сетует Татьяна. — Когда поселялись — такой проблемы еще не было, но дом старый… Муж поставил подпорку, ему помогли подтянуть дырки в крыше. Но все расползается дальше.

На днях приезжали эксперты — менять крышу и балку не вариант. Уже разрушаются и стены.

Этот домик за 35 тысяч гривен супруги купили шесть лет назад. Сейчас он уже разваливается на части. ФОТО: Личный архив Татьяны Егоровой Этот домик за 35 тысяч гривен супруги купили шесть лет назад. Сейчас он уже разваливается на части. ФОТО: Личный архив Татьяны Егоровой

Этот домик за 35 тысяч гривен супруги купили шесть лет назад. Сейчас он уже разваливается на части. ФОТО: Личный архив Татьяны Егоровой

«Двое детей, да и самим жить хочется»

Помочь местная община мало чем может — дом частный. Предложили одноразовую помощь на ремонт крыши…  500 гривен.

— Каждый день ложишься спать и боишься — еще переспишь ночь или все обрушится на голову, — продолжает Татьяна. — Все-таки двое маленьких детей бегают по хате да и самим жить еще хочется…

В селе есть свободные дома, говорит Татьяна, но они стоят 100-150 тысяч гривен…

— Для нас это немыслимая сумма — у нас даже на обязательное ежегодное лечение денег давно нет, не то что на дом, — продолжает женщина. — Живем на мою пенсию  3000 гривен и помощь как малоимущим — еще 2000 гривен. А почти вся пенсия мужа уходит на алименты — 18-летняя дочка от первого брака пошла учиться, и выплаты продлили. Остается от его пенсии только на коммуналку.

Кроме того, еще ж и лекарства. Владимир ранее получил травму на производстве — вставили титановую пластину в череп. Дали инвалидность — третью группу.

Бросить Таню одну с двумя детьми дома и уехать на заработки Владимир не может — ей также нужно помогать. А в глубинке подходящую по графику и нагрузке работу найти сложно.

Все чаще перед глазами Тани предстает та бессонная новогодняя ночь, когда в одночасье они остались на снегу без ничего и с ребенком на руках. Два года семья вообще не праздновала Новый год — впервые смогла забыть о том кошмаре только в этом.

КАК ПОМОЧЬ?

Карта Ощадбанка Татьяны Егоровой

5167 8032 1762 6360