Лия Меладзе: Во мне главное не техника голоса, а эмоциональный аспект

Лия Меладзе: Во мне главное не техника голоса, а эмоциональный аспект

На сцене шоу «Голос країни-12» Лия Меладзе исполнила лирическую композицию Hallelujah и развернула сразу четыре кресла. В итоге 17-летняя артистка продолжает участие в проекте «1+1» в команде Нади Дорофеевой.

Участие Лии в «Голосі країни» стало одним из самых обсуждаемых еще до ее выхода на сцену, а ее выступление теперь — номер 1 в трендах YouTube.

Мы поговорили с Лией Меладзе, дочерью популярного композитора Константина Меладзе, о ее поисках себя и планах.

Мне было очень важно доказать папе, что он верит в меня не зря

— Лия, поздравляю, четыре «да» — это круто! Но, мне кажется, было сложно справиться с эмоциями, когда разворачивались кресла?

— Я действительно была на грани. На самом деле абсолютно не ожидала, что ко мне повернутся. А тут – все четверо вместе.

Как только кто-то поворачивался, я не могла не поблагодарить — как минимум взглядом и улыбкой. Правда, я очень ценю это, мне было и очень приятно, и шокирующе.

— Почему вы выбрали именно Надю?

— Надя мне очень близка по стилю, музыке. Очень интересно с ней поработать, думаю, она раскроет во мне разные стороны.

— В своей визитке вы рассказывали, что хотите петь, чтобы услышал папа. Почему именно он?

— Папа для меня всегда был примером. Я знала, что он мной гордится в любом случае, где бы я ни была и как бы ни пела. Просто для меня было очень важно доказать ему, что он гордится и верит в меня не зря.

— Звонил после эфира?

— Да, позвонил сразу после выступления, но я не ответила (улыбается). Поговорили уже утром.

— Почему?

— Меня просто засыпали сообщениями, комментариями, надо было всех поблагодарить, и я попросила папу позвонить утром. Да и голова уже была посвободнее.

— Что он вам сказал?

— Сказал, что я большая молодец, что все отлично. Он мне часто говорит комплименты, так что я не запоминаю дословно.

— То есть комплиментами вы не обделены?

— Да, их в изобилии.

— Есть у вас его любимая песня?

— Моя любимая – «Золотистый локон» (исполняет Валерий Меладзе — Ред.). 

Лия говорит, что папа всегда верит в нее и поддерживает. Фото: Личный архив Меладзе Лия говорит, что папа всегда верит в нее и поддерживает. Фото: Личный архив Меладзе

Лия говорит, что папа всегда верит в нее и поддерживает. Фото: Личный архив Меладзе

Продюсировать или пропиарить себя лучше, чем я сама, никто не сможет

— Вы мечтали попасть именно на «Голос країни». Зачем вам вокальное телешоу?

— Я не сомневалась в своем артистизме, харизме или еще каких-то человеческих качествах, но у меня всегда были вопросы насчет моего голоса. И мне хотелось показать, что именно мой голос – это то, за что можно зацепиться во мне. Для этого я и пошла на этот проект.

— Многие бы спросили – зачем вам телепроект, когда продюсировать вас может папа? Или вы с такими просьбами к нему не приходите, хотите все сама?

— Я бы не сказала, что мне хочется все делать самой или чтобы папа меня продюсировал. Хотела бы с папой работать и писать вместе с ним музыку. Я восхищаюсь его талантом. И он очень понимает и мою душу, и мой вкус. А продюсировать или пропиарить себя лучше, чем я сама, никто не сможет.

Если человек сам по себе не интересен, пихай его или не пихай в проекты, снимай клипы, води на телеканалы — все равно ничего не будет.

— Вы говорили, что хотите, чтобы проект стал началом вашей борьбы со страхом «неидеальной себя». Хотите быть идеальной? Таких ведь не бывает.

— Знаю, что идеальных не бывает. Но меня как раз и пугало то, что я не могу быть идеальной. А сейчас я практически приняла все свои изъяны, готова с этим жить и работать над собой.

— О каких изъянах вы говорите?

— И о музыкальных, и в голосе, и то, что я не идеальна технически, не идеальна по организационным моментам — могу опаздывать, не туда приехать, могу все отменять, бываю очень ленивой, очень эмоциональной. И мне это все не нравилось. Но потом поняла, что нужно это принимать и исправляться.

— Удается?

— Удается.

— Хотите быть певицей или это еще поиски себя?

— Я точно знаю, что буду певицей. Точно знаю, что буду музыкантом. Я понимала, куда я иду и чем хочу заниматься.

— Но пока собираетесь учиться на саундпродюсера в Америке?

— Скорее всего, так и будет, если поступлю в университет.

Моя сильная сторона – эмоционально петь

— В «Голос країни» отбирают сильных вокалистов. Уверены в себе? Конкуренция вас не съест?

— Я боялась конкуренции. Но не в том плане, что кто-то может выиграть у меня. Боялась, что когда услышу, как поют люди, насколько профессионально, технично, очень испугаюсь и перестану замечать свои плюсы. В моей команде — очень невероятные ребята, во многом лучше меня, но при этом все настолько добрые, что когда я говорю – «как же ты офигенно поешь», они отвечают – «Лия, ты тоже». И это не разрушает мою самооценку. Все очень здорово сложилось.

— Часто решает даже не голос, потому что хороших вокалистов много, а харизма. Вы что скажете, есть у вас харизма?

— Думаю, по большей части во мне главное не техника голоса, а эмоциональный аспект. Думаю, это моя сильная сторона – эмоционально петь, иногда даже, может быть, слишком эмоционально. Но это мой конек.

— Раз вы такой сентиментальный человек, вам больше по душе баллады или другая музыка?

— На самом деле я очень устала от грустных медленных песен. Я все время на них плачу. Знаю, что я на этом выезжаю, но мне хочется чего-то очень нового.

— Вас легко пробить на слезу?

— Очень. Я все очень близко принимаю к сердцу.

— Пишут, что это вы создали группу FAR FOR, где до октября прошлого года были одной из солисток.

— Нет, не я создала группу.  Ее создавал продюсерский центр.

— Не жалеете, что ушли? Или вы все же больше за сольную карьеру?

— Я бы хотела петь сольно, но при этом на сцене мне гораздо комфортнее в коллективе.

— Так почему ушли?

— Мне показалось, что я уже очень много оттуда взяла, научилась, и пришло время двигаться дальше, искать новые челленджи.

— На шоу вас поддерживали только друзья, никого из родственников заметно не было.

— Да, были только мои друзья. Хотела взять бабушку с собой, но в эти коронавирусные времена лучше поберечься, поэтому она не смогла.

А папу не звала по той причине, чтобы не привлекать лишнего внимания. Он бы незамеченным не остался.

— Но он бы пошел, если бы вы попросили?

— Конечно! А мама не любит камеры.

Девушка говорит, что сразу была не готова к публичности и внимаю прессы.  Фото: «1+1» Девушка говорит, что сразу была не готова к публичности и внимаю прессы.  Фото: «1+1»

Девушка говорит, что сразу была не готова к публичности и внимаю прессы. Фото: «1+1»

У меня к родителям очень много благодарности

— Подводя итоги года, вы писали в Инстаграм, что в этом году у вас уже будут «миллионы миллиардов» и вы купите родителям какие-то крутейшие штуки. О чем они мечтают – мама и папа?

— На самом деле у них все есть. Просто у меня к ним очень много благодарности, и мне бы хотелось дарить им подарки. Они хотят, чтобы я дарила им рисунки, писала песни.

— Вы рисуете?

— Да, с детства. Рисую не то чтобы профессионально, но с душой.

— А вы готовы к публичности – вот когда в прессе начали писать про вас, семью, в каком платье вы пришли на презентацию проекта? Многие публикации могут быть не совсем приятными.

— Тогда я не была готова к этому. Хотела сказать, что у меня все хорошо, но эти вопросы меня очень сильно подломали. Но теперь закалка есть. Я уже переварила все интервью, которые дала, теперь понимаю, что происходит, и уже не чувствую себя потерянной. Мне гораздо легче.

Что касается платья… Люди думают, что если я один раз вышла в дорогом платье, значит, у меня весь гардероб такой. У меня весь гардероб – это либо «украденные» вещи у мамы (смеется), либо — масс-маркет.

Я, например, люблю еду гораздо больше, чем одеваться. И много на нее трачу.

— И что едите?

— Я просто очень много ем.

— Глядя на вас — куда это все уходит?

— Никуда не уходит. Просто я ем-ем-ем, а потому у меня накапливается много дел, мне некогда есть. Так и худею. Например, 3 дня много ем, а следующие 3 дня не ем ничего. Знаю, это ужасно, так нельзя делать, но так получается.

— Папа в одном из своих интервью сказал, что вы очень на него похожи, но вы – более усовершенствованная модель. Что он имел в виду?

— Думаю, никакая я не усовершенствованная его версия. Мне очень приятно это было слышать, но я, правда, не знаю, о чем он.

— А в чем вы очень сильно с ним похожи?

— Мимикой, характерами — очень во многом, переживаем мы одинаково. Как говорят, мы тонкой души люди.  

— У вас в Инстаграме написано — на Луне. А это что значит?

— У дяди Валеры есть песня, которая называется «Незнайка на Луне». Это моя самая любимая его песня. И я часто ассоциировала себя с этим героем. Так и на страничке решила написать – на Луне.

— Но Инстаграм у вас не очень активный.

— В сториз я очень активная. А вот в постах – да. Я перфекционист в этом плане, и если мне что-то не подходит по цвету, не так смотрится, это меня прям очень злит. Поэтому выставляю мало фоток.

— Как часто удается видеться вашей большой семьей?

— Очень много общаемся, когда где-то собираемся вместе. Сейчас больше поддерживаем связь только с Костей (сын Валерия Меладзе. – Авт.).

— Чем займетесь в ближайшее время?

— Хочу с папой записать песню. Думаю, весной этим займемся. У меня уже есть начало песни, которое я написала с моим бывшим парнем (Влад Феничко, суперфиналист третьего сезона «Голос. Дети», солист группы «Dside Band». — Авт.). Поэтому, надеюсь, в марте с папой ее доделаем. Потом полечу учиться как раз той профессии, которая позволит мне самой делать музыку.