Генерал Сергей Кривонос: Заграничных подарков надолго не хватит. Тероборону нужно обеспечить оружием собственного производства

Генерал Сергей Кривонос: Заграничных подарков надолго не хватит. Тероборону нужно обеспечить оружием собственного производства

С началом 2022 года в Украине происходит формирование территориальной обороны. Закон «Про основы национального сопротивления» вступил в силу 1 января, Минобороны отчитывается, что все идет по плану. Тем временем отзывы с мест свидетельствуют, что не все гладко. Есть споры между гражданской властью и военными, есть недопонимание со стороны населения, есть опасения.

Почему это происходит и что можно исправить, «КП в Украине» рассказал экс-первый замкомандующего Сил специальных операций и экс-заместитель секретаря Совета национальной безопасности и обороны генерал Сергей Кривонос.

Военные могут воевать, но не печь хлеб

— Сергей Григорьевич, вы были одним из главных идеологов создания территориальной обороны (ТРО). А сейчас, когда процесс запущен, подвергаете его критике…

— Конструктивной критике! Когда мы говорили о создании ТРО, то учитывали несколько факторов. Во-первых, опыт, полученный во время мобилизаций, во-вторых, опыт действий батальонов теробороны на востоке Украины в 2014 – 2015 годах. В-третьих, международный опыт создания таких отрядов. И нашли золоту середину, не копируя при этом ни одну другую страну.

Но наш законопроект (№4504 – «Про территориальную оборону Украины») отклонили. И в Офисе президента, возможно, по политическим соображениям, создали свой закон.

— Согласно закону президента «Про основы национального сопротивления», ТРО строится и управляется по строгой военной вертикали. Это правильно?

— Нет, неправильно. Военные могут воевать. Но они не могут обеспечивать жизнедеятельность районов, в которых находятся. Даже существование на востоке Украины военно-гражданских администраций показывает, что гражданские должны активно принимать участие в охране и обороне своей территории.

Военный не скажет, в каком количестве хлеба на сутки нуждается эта территория, сколько нужно воды, где ее источники, как идет снабжение электричеством, топливом, как обеспечиваются школы, больницы и другие государственные учреждения.

Военные не могут все это организовать. Такими процессами должны руководить гражданские и быть во главе территориальной обороны. А вот первыми заместителями гражданских руководителей должны быть военные, которые отвечают за подготовку населения к оборонным действиям, обеспечивают учения бойцов ТРО.

Недоверие к мэрам – это недоверие к людям, которые их выбрали

— В Киеве по инициативе городских властей создан штаб территориальной обороны, а глава Минобороны Алексей Резников эту инициативу раскритиковал.

— Такой штаб должен быть. Руководить им должен человек, который отвечает за порядок в территориальной общине. Это мэры городов или руководители районов.

— С позиции авторов нынешней концепции ТРО, мэрам городов не хотят давать возможность иметь свои армии.

— Не будет у мэра своей армии. В нашем законопроекте мы четко предусмотрели контроль со стороны СБУ и военных. Набор в ТРО – это проверенные люди, которые заключили контракт и прошли подготовку. Они мотивированы защищать не мэра, а свои дома и семьи.

А если власть не доверяет руководителям на местах, это ее проблема. Потому что недоверие к мэрам – это недоверие к людям, которые их выбрали.

Что касается губернаторов, которых назначил президент, то получается, что государственные посты раздают непроверенным людям.

Мы в законопроекте предусмотрели, что все гражданские руководители, которые принимают участие в теробороне, проходят дополнительную подготовку на базах Академии СБУ и Национального университета обороны. Потом мы бы расширили эту сеть, чтобы каждый чиновник знал, как работает тероборона и как ему нужно действовать.

Гражданские мыслят по-своему

— Тероборона представлялась так: приходят добровольцы, обучаются и возвращаются домой с готовностью взять в руки оружие в любой момент. Но вот в Киеве районный военкомат раздает листовки, где обещают зарплату от 12 000 гривен при сохранении заработной платы по месту основной работы. Похоже на завуалированный призыв, люди теряются.

— Это провал информационной политики государства. Если ты молчишь, то за тебя додумывают. Нужна большая разъяснительная работа, а ее нет. И это происходит потому, что на 1 января, когда закон о национальном сопротивлении вступил в силу, огромное количество подзаконных актов не действовали, потому что не были обработаны. Вот сейчас по ходу приходится переобуваться, выкручиваться. Военные занимают позицию — лучше молчать, чем сказать и понести наказание.

Тем временем гражданские мыслят по-своему и создают в территориальных общинах собственные добровольческие формирования. Военные от них самоустраняются, вот и возникают недоразумения. Если сейчас не внести ясность, в дальнейшем возможно противостояние. Не все люди хотят идти в подразделения, которые будут подчинены ВСУ. Многие хотят участвовать именно в своих формированиях.

— И все же человек, который откликнется на такую агитку, сможет пойти в ТРО, получать там 12 000 и еще зарплату от своего предприятия?

— Нет, не сможет. 12 000 гривен платят тем, кто идет на кадровую работу в тероборону, она может занять месяц или неделю. Или на время сборов. Потом человек уходит в резерв и возвращается в армию в особый период.

Я бы на другое обратил внимание: люди, которые заключают контракт, являются военнослужащими сил теробороны. И законом предусматривается использование таких подразделений в других областях и районах, кроме тех, где прописана бригада. Это рушит саму идею.

В чем сила ТРО? В нее входят люди местные, которые знают свой район как свой дом. Это большой козырь в противодействии врагу, если он проникнет на территорию общины.

Но если тероборону из Черкасс перекинуть в приграничную область, это будет всего-навсего плохо обученная, хоть и мотивированная бригада. Мы это проходили в 2014 году, когда наспех собранные отряды отправляли на восток, и они несли большие потери. Теперь наступаем на те же грабли.

Оружие должно храниться дома

— А как должно быть?

— Подразделения ТРО действую только на территории районов и областей, где размещаются. Но для этого нужно провести четкую разъяснительную работу. И расширить возрастной диапазон. Сейчас в ТРО набирают тех, кому за 35 лет. А молодежь, студенты?

— Но в законе же написано, что в тероборону набирают с 18 лет!

— В законе — да, а по факту совсем другое. Сходите в военкомат, посмотрите. Там рассчитывают, что люди в возрасте 35+ пойдут в армию. Но это же неправильно. Есть такие, кто не хочет служить, но готов защищать.

— Вы были сторонником, чтобы после учений бойцы ТРО могли забрать оружие домой. Но к швейцарскому опыту решили не прибегать.

— А зря. Оружие у обученных, проверенных людей из ТРО должно храниться дома. Потому что в современных условиях важна быстрота реакции. Если оружие пылится где-то в пункте дислокации, то туда еще надо добраться. А пока будешь в пути, враг может взять территорию под свой контроль, и никакой обороны не будет.

Счет идет на минуты. Получил приказ, открыл сейф, надел форму и сразу направился на место, которое определено соответственно боевому расчету. Задача ТРО — не воевать, а обнаружить противника, блокировать и обеспечить защиту, чтобы для уничтожения врага прибыли боевые подразделения.

В современной войне танки не такая страшная вещь

— В законе записано «посильная оборона местности до разворачивания там основных военных сил»…

— Я вижу это как использование моторизованных и мотопехотных подразделений ТРО. Потому что давайте смотреть реально. Часть армии находится в зоне ООС, часть — восстанавливает силы после ООС. Сразу замкнуть контроль по территории всей страны для регулярной армии нереально, таких сил нет. Поэтому и нужна территориальная оборона.

— А хватит оружия, чтобы удержать, допустим, танки?

— Что касается танков, то в современной войне это не такая уже страшная вещь. Нужна защита – противотанковое оружие. Украинское, которое разрабатывается в конструкторским бюро «Луч», позволяет подбивать танк на расстоянии до 5,5 км.

Надеяться на друзей за рубежом и хлопать в ладоши, когда американцы нам что-то привозят, это хорошо. Но подарков надолго не хватит. Тероборону нужно обеспечить оружием собственного производства. И мы это можем – нужно увеличить заказ на наших предприятиях.

— В прошлом году на учениях по теробороне Виталий Кличко с гранатой на танк кидался.

— Шоу есть шоу. Боевые навыки должны быть, но эти фото чисто психологический момент. Те гранаты, которые бросал Кличко, с вооружения сняты и запрещены к использованию, потому что истек срок хранения. Могут в руках разорваться.

На танки с гранатой лучше не бросаться, а использовать противотанковое оружие. Фото: FACEBOOK.COM/MERKIEVA На танки с гранатой лучше не бросаться, а использовать противотанковое оружие. Фото: FACEBOOK.COM/MERKIEVA

На танки с гранатой лучше не бросаться, а использовать противотанковое оружие. Фото: FACEBOOK.COM/MERKIEVA

Война охоте — рознь

— Кабмин разрешил использовать в теробороне охотничье оружие. Это поможет делу?

— То, что на войне будет использоваться любое оружие, мы понимаем. Ошибка власти в том, что нельзя было говорить об этом на официальном уровне. Разрешение на применение охотничьего оружия нарушает три конвенции по правилам ведения войны. Нельзя использовать боеприпасы экспансивного действия, которые причиняют больший вред человеку. Это свинцовые пули, которые в теле расплющиваются.

Россияне могут использовать разрешение Кабмина, чтобы подать в Международный трибунал жалобу: Украина нарушила правила ведения войны.

— А как тогда быть добровольческим формированиям территориальных общин, которые тоже входят в ТРО? Армейское оружие им вроде не планируют выдавать.

— Оружия на складах Украины достаточно для всех. Я думаю, если будет наступление врага, власть придет к понимаю, что оружие надо выдавать и теробороне, и добровольческим формированиям. Главное, чтобы не было поздно.

Хочу подчеркнуть главный момент: существующая система рассматривает тероборону как военный компонент. На самом деле это гораздо шире. В законопроекте, который мы подавали, предполагался гражданско-военный компонент, который обеспечивает безопасность территориальных общин и защиту населения. Народ защищает сам себя через подразделения, которые вышли из народа.

Если такая защита правильно организована, то враг никогда не пойдет на территорию, где из-за каждого куста, на каждом перекрестке его будут ждать с оружием.

Не ремонты делать, а учиться

— В одном из телеэфиров вы говорили, что тероборона должна взять под свой контроль аэродромы. Что она может сделать против военных самолетов?

— Первым эшелоном могут пойти вертолеты. И высадить десант для захвата аэродрома, чтобы там потом приземлялись военно-транспортные самолеты. Важно, чтобы этот десант был замечен и уничтожен до подлета.

— Опять же вопрос в технических средствах.

— Чтобы сбить вертолет, не нужно супероружие. Достаточно правильно обученных пулеметных расчетов. А с учетом того, как прописан закон, то в ТРО можно дать ПЗРК (переносные ракетно-зенитные комплексы). И обучить с ними работать. Американцы во время войны в Афганистане обучали стрелять из ПЗРК даже людей без образования, и те успешно сбивали советские самолеты и вертолеты.

— По вашим прогнозам, сколько времени понадобится на создание ТРО? Сейчас выделяются помещения, идут ремонты. Стрелковым оружием, говорили в Минобороны, вроде уже обеспечили.

— Я не очень верю в заявления министра обороны и других руководителей. На складах оружие есть, но не в пунктах постоянной дислокации. И эти склады в сотнях километров от бригад и батальонов. Пока довезут, и не факт, что довезут…

Наша задача не ремонтами заниматься, а подготовкой подразделений. В 2014 году некоторые бригады мобилизовались и начинали учения в поле, в палатках. А иногда и без палаток. Именно они быстро подготовились и пошли воевать. Нам не нужны евроремонты, которые закончатся через 3-4 месяца. Задача номер один – это набирать и тренировать личный состав.

Сергей Кривонос
Сергей Кривонос

Досье КП

Генерал Сергей Кривонос начал военную карьеру со срочного призыва. В армию пришел с рабочей должности на Кременчугском нефтеперерабатывающем заводе. В 1990 году поступил в Киевское высшее общевойсковое училище.

Был командиром группы спецназа, командиром 8-го Хмельницкого полка спецназначения, занимал руководящие должности в командовании сухопутных и аэромобильных войск. Участник многих международных учений. В 2014 году лично командовал обороной Краматорского аэродрома.

Осенью 2014 года назначен начальником Управления спецопераций Генштаба. 5 января 2016 года назначен первым заместителем командующего Сил специальных операций ВСУ.

C марта 2019 года по декабрь 2020 года занимал должность заместителя секретаря СНБО.

Награжден орденами Богдана Хмельницкого II и III степени, медалью «За военную службу Украине».

Loading...