Адвокат нацгвардейца Артемия Рябчука: Он не улыбался, у него кривилось лицо

Адвокат нацгвардейца Артемия Рябчука: Он не улыбался, у него кривилось лицо

Слух о том, что солдат срочной Артемия Рябчук, застреливший пятерых человек, покончил с собой в СИЗО, официально опровергнут. Но можно предположить, что вокруг кровавых событий на «Южмаше» будет возникать много разнотолков. Слишком велика и слишком непостижима трагедия, чтобы ее можно было легко принять за данность.

«КП в Украине» связалась с адвокатом Артемия Рябчука – Игорем Степановым. Интервью получилось очень лаконичным и эмоционально сдержанным.

«Он жалеет, так и есть»

— Как вы полагаете, Игорь, кто мог запустить дезинформацию о самоубийстве Артемия Рябчука и зачем?

— Я думаю, что какому-то средству массовой информации захотелось обратить на себя внимание и расширить аудиторию. Другой причины не вижу.

Адвокат нацгвардейца Артемия Рябчука: Он не улыбался, у него кривилось лицо фото 1

— Вы общались в этот день с подзащитным?

— Да, я был у него в СИЗО, мы разговаривали. О чем, не стану говорить.

— А каково его психологическое состояние?

— Не радостное. Такое же, как в суде на момент вынесения решения о мере пресечения.

— В суде он раскаивался, говорил, что жалеет погибших.

— Так и есть.

— Между тем на видео, снятом после задержания, Артемий держался спокойно и даже улыбался. Многие были этим потрясены.

— Меня там не было, я не знаю, кто и зачем снимал. Думаю, у Артемия было шоковое состояние. Он не сознательно улыбался, у него кривилось лицо.

«Возможно, удастся сломать стереотип о бесплатном адвокате»

— Конечно, будет назначена судебно-психиатрическая экспертиза…

— 1 февраля я подал такое ходатайство.

— Игорь, вы работаете с Рябчуком по назначению?

— Да, я работаю как государственный защитник. До меня доходили слухи, что инициативная группа будто бы собирает деньги на платного адвоката.

— Вы бы хотели продолжить свое присутствие в этом деле?

— Я буду работать, пока действует поручение. Скажу так, что это дело для меня интересное. Я много лет проработал в прокуратуре по убийствам с отягчающими обстоятельствами и знаю, что все самое важное происходит в первые дни следствия. Два дня меня не видит семья… Возможно, мне удастся поломать стереотип, что бесплатный адвокат не хочет работать.

«Сделать многое могут следователи и судьи»

— В соцсети вам уже пишут гневные упреки, что взяли на себя защиту такого вот человека…

— Я слышу это с первого дня, но я адвокат и не боюсь ответственности.

— Допустим, Рябчука признают вменяемым. Смерть пятерых человек – это пожизненное. Что вы можете сделать для него?

— Статья предполагает лишение свободы на срок от 10 до 15 лет или пожизненное лишение свободы. А сделать что-то для Артемия Рябчука в первую очередь могут следователи ГБР, которые будут рассматривать дело объективно, а не просто – пострелял и сдался. Может прокурор, который будет осуществлять надзор за делом, могут судьи, которые будут исследовать причины происшедшего.

— Для себя вы уже сделали вывод, что было причиной?

— Нет, я только строю предположения.

— Хорошо, спросим прямо: версия об издевательствах в части Нацгвардии подтверждается?

— Об этом должно сказать следствие. Я не могу говорить в интересах прежде всего Артемия.