Погибшие мирные люди Донбасса: могилы находят в огородах и клумбах

Погибшие мирные люди Донбасса: могилы находят в огородах и клумбах

Деревянный крест в конце огорода, скромный холмик или молоденькое деревце — так выглядят могилы многих жителей, которые обитали у линии разграничения на Донбассе, погибших или умерших в начале или в разгар войны.

Постоянные обстрелы не давали людям возможности похоронить своих близких по-человечески: путь с гробом на кладбище под свист и грохот снарядов мог оказаться последним для них самих. Старикам, хоронившим погибших детей и в одночасье состарившихся еще больше, было не под силу даже просто выйти за ворота, что уж говорить о траурной процессии на погост … Поэтому хоронили где придется — обычно возле дома, где жил покойный или  в том месте где был найден.

Таких могил на Донбассе десятки, если не сотни. В 2015 году в Первомайском в Луганской области погибших при обстрелах мирных жителей хоронили прямо у подъездов — люди боялись идти на кладбище из-за постоянной стрельбы. В печально известном поселке Пески под Донецком убитых закапывали во дворах домов, поскольку поселковое кладбище находится на территории, не подконтрольной Украине, на самой окраине Донецка.

Сколько всего погибших и умерших погребено без крестов и табличек в воюющем восьмой год регионе — сказать невозможно. Скорее всего, речь идет о сотнях человек по обе стороны линии разграничения.

В палисадниках и клумбах

В 2014 году в Иловайске во время активных боевых действий не только не могли похоронить погибших — невозможно было их даже забрать с улицы.

— Осколками женщину убило, которая вышла из подвала во двор приготовить обед. В один миг не стало человека! Она так несколько дней и пролежала возле дома, прикрытая одеялом. А потом, когда было временное затишье, мужчины прямо под подъездом выкопали небольшую яму и похоронили. Представляете, просто у подъезда в палисаднике! Конечно, потом ее останки перезахоронили, но забыть это невозможно, — рассказывает жительница Иловайска Александра.

В палисадниках, посадках, на дорогах и на газонах укрывали останки погибших. В том же Иловайске в центре города местные жители похоронили украинского солдата, погибшего летом 2014-го, в клумбе. Точнее, под ней.

— Стояла страшная жара, и трупы убитых начали разлагаться, а их было много – убитых мирных жителей. Украинского солдата жители увидели быстро и смогли похоронить еще до того, как к нему стало невозможно подойти. Вот он на круглой клумбе лежал убитый, вот там и похоронили. Вырыли там же яму и закопали. Это все что можно было тогда сделать, — вспоминает горожанин Артем.

По его словам, часть тех, кто погиб при обрушениях домов, так и остались там – их тела некому было достать и захоронить.

— Возле вокзала был дом, в 2014 году он был почти разрушен прямыми попаданиями снарядов. И там погибла женщина, когда от обстрела пожар начался. Неясно, как она там оказалась, дом был нежилой. В общем, она под завалами оставалась долго, и никто не достал ее тело. Я уехал в сентябре, знаю, что она там еще была. То есть больше месяца точно. Достали ли тело?  Не знаю, но, скорее всего, нет, — рассказал бывший житель Иловайска Игорь Войтенко.

Также местные жители рассказали, что во дворе школы № 14 были обнаружены захоронения трех местных жителей. О том, кто виновен в их смерти, до сих пор идут споры: одни иловайчане утверждают, что мужчины погибли под обстрелом, другие — что они были убиты представителями добровольческих батальонов.

Две траншеи братской могилы

Сколько их, мирных жителей, ставших жертвами войны по обеим сторонам линии разграничения и похороненными кто где, но не на кладбище, как мы уже сказали, статистики нет. Сейчас даже на неподконтрольных территориях озаботились тем, чтобы найти и идентифицировать таких граждан, а также перезахоронить их по всем обычаям. Почему именно сейчас, а не раньше — тот еще вопрос.

«В июле-августе 2014 года в Луганске сложилась тяжелая ситуация: отсутствовала электроэнергия, в морге не было мест, и была проблема с доступу к кладбищам. В связи с этим   приняли решение о временном захоронении погибших за территорией областного психоневрологического диспансера поселка Видное на юго-востоке Луганска… В братской могиле, которая представляет собой две линии траншей, могут быть похоронены до 500 человек», — сообщали местные средства информации. И даже убеждали, что останки будут эксгумированы, после анализа ДНК будут найдены родственники умерших и погибших, которые смогут забрать и перезахоронить тело близкого человека…

Похоже все это на идиотизм или простое издевательство — опознание по результатам ДНК настолько трудоемкая и дорогостоящая процедура (от 13 000 до 20 000 рублей (до 7000 гривен), к слову), что ее не все в мирных городах могут себе позволить. Да что там — даже своих «бойцов» по ДНК в  ОРДЛО не могут опознать, а тут мирных жителей, которых просто сложили в «две линии траншей» без документов и каких-то опознавательных знаков.

Могилой стал родной двор

Волонтер Сергей Диканов неоднократно помогал хоронить жителей Песок и сам нашел вечный покой во дворе собственного дома в 2014 году. Фото: стоп-кадр ТСН 

В селе Опытное Донецкой области на территории, подконтрольной Украине, 80-летняя Мария Горинич потеряла за время войны мужа и сына. Сын был ранен осколком снаряда в голову, прожил после этого четыре дня. Мужчину пытались отвезти в больницу близлежащих Авдеевки или Димитрово, но обстрелы не давали возможности выехать из села. Сын умер на руках у безутешной матери.

Снаряды летали почти без остановки, дом ходил ходуном, выйти на улицу или тем паче — поехать на кладбище было невозможно. Пожилая женщина с помощью немногочисленных соседей похоронила сына в большом ящике, обернутом полиэтиленом, на краешке своего сада. Только через полгода коллеги сына смогли перевезти его и перезахоронить на сельском погосте.

В том же поселке Пески под Донецком три могильных креста стоят над холмиками в огородах, а в соседних селах — еще с десяток. В серой зоне неподалеку, прямо в поле — могилы еще пятерых. В 2014 году люди шли через это поле и подорвались на растяжках. Кто и куда шел под градом осколков, почему выбрал именно эту дорогу — увы, узнать уже не получится. Их останки долго ждали захоронения — все по той же причине: активные боевые действия. Идентифицировать погибших и упокоить их по-человечески жители сел не могли — постоянные обстрелы не давали людям голову поднять или выйти из подвала, что уж говорить о подготовке и похоронах. Поэтому погибших погребли прямо там, на поле, где они и погибли.

— В Песках есть могила Сергея Диканова — местного жителя, волонтера, который до последнего дня помогал разносить гуманитарную помощь в подвалы лежачим старикам, укрывающимся там от постоянного огня артиллерии и танков во время боев за Донецкий аэропорт. Во время получения очередной гуманитарной помощи для стариков он попал под минометный обстрел и был смертельно ранен осколком, — рассказал руководитель Гуманитарной миссии «Пролиска» Евгений Каплин. — Сергей помогал хоронить односельчан, погибших в начале войны, а затем и сам был похоронен во дворе своего разбитого войной дома под абрикосовым деревом, в воронке от снаряда.

Военные в гражданской одежде

По данным Международного комитета Красного Креста (МККК), без вести пропавшими на Донбассе числятся более 800 человек. Речь идет о мирных жителях, поскольку у военных подразделений учет потерь с именами и фамилиями ведется. Но как быть с теми, кого наспех хоронили соседи, друзья, просто незнакомые люди и волонтеры? У кого не было во время гибели документов или каких-то опознавательных предметов? На оккупированных территориях Донбасса, где начались раскопки массовых захоронений, родственникам пропавших без вести предлагают приехать и сдать кровь для ДНК-анализа. Но зная жесткие условия въезда и выезда в «ЛДНР» с подконтрольной территории Украины, можно предположить, что эта идея будет просто пшиком.

— Я могу сказать, что в конце лета 2014 года у нас в Снежном были такие бои, что казалось, небо упало на землю. Убитые лежали на улицах, их долго не убирали, потому что все по убежищам сидели и по подвалам. Ближе к ночи, когда становилось тише, мы сами убирали тела в выкопанные наспех ямы, потому что было жарко и уже запах появился специфический от тел, надо было быстрее их куда-то девать. Кто там смотрел на документы? Клали в могилы, засыпали землей, ставили крест опознавательный или камень, читали молитву – и разбегались по домам. Знаю, что боевики хоронили своих убитых сослуживцев в гражданской одежде, чтобы выдать их за мирных (я разговор подслушал случайно), — рассказал «КП в Украине» бывший житель Снежного, а сейчас харьковчанин Леонид Юров.

По данным Управления верховного комиссара ООН по правам человека,  с 14 апреля 2014 года до начала февраля 2021 года в результате войны на Донбассе погибло от 13 100 до 13 300 человек. Из них около 3375 — это гражданские лица. Как подчеркнули в ООН, к статистике военных смертей отнесли и случаи, не связанные непосредственно с военными действиями: например, в результате неосторожного обращения с оружием, ДТП, болезней во время службы в зоне конфликта, убийств и самоубийств. Таких случаев гибели – около 30% от общего количества погибших. Пропавшими без вести считаются 258 человек. Погибли они и захоронены в безымянных могилах или удерживаются как заложники — не скажет никто.