Заробитчане возвращаются в Польшу: деньги закончились, надо работать

Заробитчане возвращаются в Польшу: деньги закончились, надо работать

«Вируса не видно, а нищета уже маячит»

Наиболее популярный и некогда самый загруженный украино-польский пункт пропуска «Краковец — Корчевая». Здесь до карантина люди по 8-12 часов стояли в очередях, чтобы попасть на другую сторону. Сейчас «Краковец» не узнать. Тихо, совсем немного легковушек, лишь длинной вереницей выстроились фуры.  Со стороны польской Корчевой та же колейка из тиров, груженных товаром.

Пока таможенники осматривают стоящую впереди машину, из соседнего «буса» с ивано-франковскими номерами выскакивают пятеро мужчин, на перекур.  

— Едем далеко, аж под немецкую границу, — закуривают. — В поселок на мясокомбинат. Колбасу будем паковать. 

Говорят, работа несложная для крепких парней, а платят хорошо — около 3 тысяч злотых (приблизительно 20 000 гривен) на руки. 

— И это заработки сейчас упали, — рассказывает старший из мужиков, Семен. — Раньше на 500 злотых (3300 гривен) больше можно было рассчитывать. Но выбирать особо не приходится: на поле не хочу, уже работал, спину сорвал. На стройку — такой опыт тоже есть, тяжелая работа. А паковать в коробки элитную колбаску в вакууме несложно и непыльно.

Мужики поддакивают и гогочут.

— А коронавируса не боитесь? — спрашиваем.

— Боюсь, — как на духу, говорит Семен. — Да все мы боимся, дома ж наши семьи остались, дети маленькие. А вирус… Его ж не видно. Зато вирус нищеты уже замаячил передо мной. Я ведь до карантина тоже в Польше работал, на заводе моторы для автомобилей собирал. Жена позвонила, плачет, говорит, границы закроют, езжай домой, а то неизвестно, когда выпустят. Я из Бурштына (Ивано-Франковская обл. — Авт.). Послушал бабу, называется, приехал. Просидели дома почти три месяца: я без работы, она в декрете, и трое малых. Проели заработанные деньги. И что дальше? С голоду умирать? Собрал пацанов, с которыми раньше на заработки ездил, говорю: кто хочет «на поляки» ехать — валим. И вот восемь человек нас набралось. 

— Едем поднимать экономику Польши, — смеются товарищи Семена.

— А украинскую экономику кто поднимать будет? — задаем вопрос.

Улыбка сразу слетает с губ мужиков. Нахмурились.

— А пусть чиновники думают об этом, а не о своих шкурах, — отвечает Семен. — Мне семью как-то кормить надо, ремонт хочу дома доделать, старший в первый класс пойдет. Да что я тут вам объясняю (машет рукой). Пошли мужики, сейчас нас смотреть будут. 

После неприятного вопроса разговор не задался. «Страж граничный» померял франковцам температуру бесконтактным термометром, проверил документы. 

Польские работодатели стараются создать лучшие условия труда, более корректно ведут себя с украинцами, а также предлагают неплохое бесплатное жилье. Фото: facebook

Молятся на заробитчан

Чтобы выехать в Польшу, на границе надо предъявить рабочую визу или биометрический паспорт с приглашением на работу. Также таможенники требуют показать страховку, документ о наличии карантинной зоны, где трудовой мигрант сможет провести 14-дневный карантин после пересечения границы. И записывают номера телефонов.

— Потом эти номера передадут в полицию, а те уже проверять будут, сидят ли наши на карантине, — тихо говорит нам 27-летняя Вика, которая едет под Краков на работу. — Я буду работать на поле и в теплице, поэтому мне на карантине не надо сидеть, только температуру ежедневно будут измерять.

Вместе с сестрой и племянницей Вика из городка Червоноград Львовской области едет собирать овощи. До Жешува их и еще четверых заробитчан везет знакомый микроавтобусом, за триста гривен с человека. А из Жешува украинок заберет работодатель.

— Он, этот Павел, на нас молится сейчас, — смеется Вика. — Мы с сестрой работали у него и до карантина. Он теплицы еще держит, так мы помидоры и огурцы собирали, иногда зелень и спаржу. Платил не так и много, заробитчан поселил в домике, где в комнатушке спали по 4-6 человек. Плесень по стенам, сырость. Одним словом, барак. Но продолжала работать, деньги нужны. А тут уже и виза рабочая заканчивалась у меня, и карантин в Польше ввели. Я за вещи — и домой. Отдохнула, поправила здоровье (из-за сырости в съемной комнате подхватила бронхит) и засобиралась снова на заработки. 

Девушка говорит, что еще в конце апреля пан Павел звонил ей и умолял приехать спасать клубнику, жаловался, что ягода гниет, а собирать некому. 

— На клубнику мы уже не успели, пока все документы сделали. А вот овощи собирать, а именно помидоры и огурцы, горошек, согласились, — рассказала Вика.

— А где жить будете? Снова в том сыром бараке?

— Хозяин сделал там ремонт, побелил все, покрасил, установил теплый пол, даже фотки скинул, домик не узнать, — говорит девушка. — И зарплату поднял на 300 злотых (2000 гривен). На руки буду получать 2600 (около 17 500 гривен). Если все будет хорошо, останусь у него на все лето, а может, и дольше — у меня рабочая виза на полгода. 

Дома Вику ждут родители и 8-летний сынишка. С мужем в разводе. Девушка говорит, что жить в Украине не собирается, так как работы нет.

-То есть работа вроде и есть, но зарплаты нищенские, — уточняет Вика. – Что я смогу дать сыну за нашу минималку? Да, безумно скучаю, звоню каждый день ребенку. Надеюсь, что в этом году уже в последний раз еду на овощи, буду искать работу на заводах-фабриках.  Или пойду на склад одежды. А со временем сделаю «карту побыту» (karta pobytu — документ, по которому иностранный гражданин имеет законное право находиться на территории Польши длительный период. — Авт.). И малого заберу, там у него больше возможностей в жизни будет. Говорю, как есть — я не вижу будущего для себя и ребенка в Украине. 

Приехала домой и попала в ад

На самом деле мысли и настроения у заробитчан разные. В очереди на пункте пропуска стоят молодые семейные пары, которые едут к пану заработать на свое жилье, машину или ремонт. Есть предпенсионного возраста люди, которые хотят таким образом помочь своим детям и внукам. Стоят в очереди и молодчики, по разговорам которых можно понять, что едут на заработки от скуки. Да, есть и такой контингент. Цели в жизни у таких заробитчан нет, живут одним днем.

— За копейки работать в Украине я не собираюсь, а дома сидеть скучно, — говорит нам 23-летний Валерий. — Раньше возил «контрабас», но не пошло мне, нервная работа. Друзья позвали в Польшу на стройку, поехал. Мне норм, отработал смену — и гуляй. 

Валерий хвастается, что в Польше может позволить себе многое, хоть алкоголь и сигареты очень дорогие. Говорит, что приходится иногда даже одалживать деньги. При этом в Польше жизнь ему нравится, но домой все равно тянет. 

Домой тянет и 50-летнюю Ярыну из поселка Песочная (Львовщина). Женщина уже 11 лет ездит на заработки в Польшу. До карантина тоже работала, но вернулась, так как ее дочь готовилась к свадьбе. 

— Приехала домой и поняла, что попала в ад, — утирает слезы Ярына. — Иду, бывало, по улице, а соседка кричит из-за забора: «Какого черта ты приехала! Вирус нам привезла!». Возле церкви шептались, мол, явилась, как только заработки в Польше упали, запроданка, из-за тебя все умрем. Половина поселка не говорила со мной, за спиной обзывали. Я столько слез выплакала за эти карантинные недели, так обидно было. 

Как только Польша разрешила трудовым мигрантам пересекать границу, Ярына вместе с мужем засобирались на заработки. Супруги держат путь на Лодзь. Где-то там, в небольшом городке, будут взвешивать и упаковывать конфеты и шоколад на фабрике. А возле пункта пропуска «Корчевая» их уже ждет водитель от пана, который отвезет украинцев на место, где они отсидят двухнедельный карантин и приступят к работе.

— Моя подруга, с которой я познакомилась на работе, осталась в Польше, отсидела там карантин, — говорит Ярына. —  Хоть тоже собиралась домой. Но приехав к границе, увидев весь этот беспредел, как заробитчане друг друга в очереди на пунктах пропуска пинают, ругают, обзывают, развернулась и поехала обратно к пану. 

Попрощавшись, Ярына с мужем побежали к машине, которая их подвозила, так как страж граничный начал осмотр. А тем временем к пункту пропуска «Краковец — Корчевая» продолжают подъезжать машины. Возвращаются украинцы к пану на работу. 

Заробитчане рассказали, что на мясокомбинате работа хоть и тяжелая, но платят неплохо — 2,5-3 тысячи злотых за месяц. Фото: facebook

КСТАТИ

По разным оценкам, до карантина в Польше работали почти 2 млн украинцев. Значительная часть вернулась домой в связи с пандемией Covid-19. Но последние несколько недель люди возвращаются на заработки. 

— К нам все чаще обращаются украинцы с просьбой подыскать место работы, — рассказали «КП» в Украине» в фирме, которая набирает персонал для работы в Польше. — В Польше большая нехватка рабочих рук в сельском хозяйстве, на стройках. Также не хватает обслуживающего персонала. Немного поменялись условия выезда наших заробитчан. Так, сейчас к паспорту надо приложить документ о наличии карантинной зоны, где выезжающий сможет провести 14-дневный карантин после пересечения границы.

Правда, зарплаты заробитчан не выросли, а даже немного упали. Но где-то убыло, а где-то прибыло. Так, польские работодатели стараются создать лучшие условия труда, более корректно ведут себя с украинцами, а также предлагают неплохое бесплатное жилье своим работникам. И даже выезжают за украинцами к границе. Именно с проездом возникла проблема, ведь официально ни поезда, ни автобусы украино-польский кордон не пересекают. Но наши люди и тут нашли выход.  «В пятницу такого-то числа еду в Польшу. Еще есть места. На границе пересадка», — такими объявлениями пестрят Фейсбук-сообщества. И люди едут.

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ

Польша ослабила карантинные меры для украинских заробитчан