Яременко в беседе с «КП» в Украине» рассказал, чего опасается после скандала

Яременко в беседе с «КП» в Украине» рассказал, чего опасается после скандала

О решении уйти с поста главы комитета Верховной Рады по вопросам внешней политики и межпарламентского сотрудничества Богдан Яременко написал в фейсбуке. Опубликовать фото своего заявления он пообещал позже, потому что в тот момент «ел янтыки в лучшем месте Киева». И указал адрес для желающих присоединиться к ужину.

Лучшим местом Киева, по определению Яременко, оказалось кафе «Cheburek». Заведение специализируется на крымско-татарской кухне. Цены там демократичные, интерьер скромный. Места, правда, немного внутри. Да и все столики в пятницу вечером были заняты. 

Яременко в компании нескольких девушек и мужчины (по словам нардепа, это его помощники)  расположились на первом этаже. Настроение у всех было пятничное. Как будто никакого скандала не было. И хотя здесь ждали явно не журналистов, возражать против нашего присутствия он тоже не стал. 

— Конечно, присаживайтесь, — кивнул нардеп на мой запрос, добавив, что общаться он согласен, но только без записи. 

— Знаю, вы не любите журналистов, но…

— Почему не люблю? Я просто против того, чтобы нарушали закон. А в моем случае была нарушена статья 182 Уголовного кодекса Украины (Нарушение неприкосновенности частной жизни – ред.)

— Будете судиться?

— Нет, конечно. Это все только еще больше раздуют.

— Вам не кажется странным, что вас фотографировали так долго?

— Я думаю, это было специально спланированно. Понимаете, эта Рада вообще неправильно устроена. Не должно быть такого, что меня фотографируют со всех сторон. Я думал, что я защищен, но оказалось, что это не так.

— И все-таки, эта переписка…

— Какая эта переписка?! Вы лично видели какую-то переписку? Может это были скрины переписки и скрины из разных чатов…

— За то время что вас снимали, вы переписывались о чем-то важном, что не должно попадать в прессу? 

— За что я на самом деле переживаю, так это за переписки по работе. Я общаюсь в разных чатах. Там решались внутрипартийные вопросы, было общение по дипломатической линии. Ничего такого прям страшного, но будет не очень хорошо, если это достанется спецслужбам. 

— Вы теперь уйдете с поста председателя комитета?

— Это будет решать фракция…

Разговор прервала одна из помощниц: — А вы точно не записываете беседу? 

— Та я же вижу по глазам, что человек пришел во всем разобраться, — поубавил ее пыл Богдан Яременко.  

— Давайте запишем интервью и вы расскажите свою версию, — предложил я, готовясь достать диктофон.

— Мне этого не нужно…

На этом и попрощались. Напоследок один из компаньонов Яременко предложил написать о прекрасном заведении, в котором мы сидели.

— Тут прекрасная кухня, — рекламировал он, мягко намекая, что мне пора пересесть за другой столик.

На самом деле свободных столиков больше не оставалось, поэтому пришлось уйти, так и не попробовав хваленых янтыков.

История вопроса

Журналисты сайта «Буквы» опубликовали снимки, на которых Богдан Яременко в сессионном зале Верховной Рады сидит в Tinder и на других площадках для знакомств. В итоге в сеть попали переписки с разными девушками. С одной из таких девушек парламентарий обсуждал секс за деньги.

В тот же день Яременко вышел к прессе и сказал, что намеренно устроил эту провокацию, чтобы выразить свой протест против журналистов. Однако, к вечеру депутат решил извиниться перед семьей и президентом.

На следующий день парламентарий выступил с трибуны Верховной Рады и заявил, что действия журналистов, которые его фотографировали, попадают под уголовную статью. При этом в разговоре с «КП» Яременко признался, что судиться ни с кем не собирается.

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ

Совладелица сайта «#Буквы» о публикации переписки Яременко: Премию фотографу не дали, это же его работа

Два дня у всех на слуху секс-скандал в Верховной Раде. Достоянием общественности стала смс-переписка народного депутата от «Слуги народа» Богдана Яременко, где он договаривался о встрече с проституткой. Если с действиями парламентария все более-менее понятно, то работа фотографа «#Букв» нас удивила. Вместо того, чтобы в тот же день, когда в телефоне Яременко мелькнула проститутка, слить эксклюзив в сеть, фотокор продолжил наблюдать за ним в течение двух месяцев.