Дети страдают больше всего: Как бывший капеллан спасает гражданских на Донбассе

Дети страдают больше всего: Как бывший капеллан спасает гражданских на Донбассе

На Донетчине бывший капеллан, 38-летний Владимир вместе с верующими «Христианской службы спасения» основал в прифронтовом селе Пионерское Детский центр «Ковчег». Признается, что хотел полностью переключиться на помощь детям, но продолжает спасать всех нуждающихся, независимо от их возраста, передает «Радио Свобода».

Он вспоминает, как в 2016 году вблизи поселка Бердянское разрывались снаряды, когда он, бывший предприниматель, а ныне капеллан, посильнее вжимал в пол педаль газа. Под Мариуполем, его автомобиль знает едва ли не все дороги. Капеллан заметно нервничает и мчится в сторону грохота. незаконные вооруженные формирования (НВФ) «ДНР» обстреливали приблизительное место, где вместе с местными детьми должна была находиться его жена.

«Слава Богу, вы целы», – первое, что произнесет Владимир, когда приедет на место. И в тот же день он решит больше не уезжать из Донбасса. Его миссия – быть здесь и, пока хватит сил, спасать гражданских.

«Тогда, в 2016-м меня на самом деле затронул не только сам факт обстрела. И не только то, что там вместе с детьми была моя жена. Меня поразило, что, когда все затихло, одна девочка в инвалидной коляске сказала что-то вроде: "Все вы одинаковые. Вы поедете, а нам дальше жить на войне"», – рассказывает бывший капеллан.

Бывший капеллан Владимир. Фото: «Радио Свобода»

Он одет в милитари. Имеет густую бороду и не выпускает из рук мобильный телефон. Капелланом Владимир стал случайно. Последние 16 лет жил в Киеве, имел небольшой строительный бизнес и еще чинил компьютерную технику. По зову сердца ходил в одну из римско-католических церквей. Впрочем, никогда не думал, что из простого верующего станет тем, кто и сам станет нести слово Божие.

«Когда началась война, мы в церкви решили, что не можем быть в стороне. Решили собрать капелланов и ездить на передовую к военным по системе ротации. Так появилась "Христианская служба спасения". Моя первая ротация была в Станице Луганской где в 2015 году. Уже там я осознал, что военные имеют большую поддержку, а вот большинство гражданских, в частности, в духовном плане, оставлены фактически на произвол судьбы», – говорит Владимир.

Большой дом Детского центра «Ковчег» недавно выкупили благодаря благотворительным взносам. Теперь не нужно платить за аренду, и двери «Ковчега» еще годами будут открыты для всех нуждающихся.

«Наш центр живет за счет пожертвований верующих и неравнодушных. В месяц собираем примерно по 100 тыс. грн. Сейчас этих средств хватает. Если вдруг количество детей увеличится – уверен, мы дадим помощь всем», – говорит Владимир.

За лето в центре побывало более 150 детей из Пионерского и соседних населенных пунктов. На ужин, на море, на занятия английским, работу с психологом и просто поговорить их забирали из Бердянского, Талаковка, Лебединского, Сопино и других сел. Каждые выходные на ночлег остаются около 20 детей. Одни из них имеют пороки развития, или дети из нищих семей. Другие – абсолютно здоровы, но уже искалечены войной. Чуть ли не со всеми работает психолог.

«Детская психика во время боевых действий страдает больше всего. Им труднее понять, почему стреляют, почему нельзя выходить на улицу и почему гибнут люди. К нам, например, ходят двое мальчиков. Их отец подорвался, когда ехал на тракторе в 2015 году. Братья остались с мамой и бабушкой, и очень переживали потерю. У одного из них проснулась неконтролируемая агрессия. Парень направлял ее, в первую очередь, на самого себя», – рассказывает Владимир.

Во дворе дома батут и куча детских игрушек. На лестнице у дома стоит несколько десятков пар маленького обуви. Рядом, покачиваясь туда-сюда, на скамейке сидит мальчик. На вид ему лет 8-9, однако на самом деле 11-летний Кирилл застрял в глубоком детстве. Он не говорит, самостоятельно не ест и почти не реагирует на внешний мир. Пока отец мальчика тяжело работает в одном из соседних сел, Кирилл работает с психологом. В «Ковчеге» его не могут вылечить, однако, могут дать по крайней мере шанс на детство.

«Кроме Кирилла почти всегда у нас находится, например, 13-летняя Настя. У нее нет пороков развития, но есть психологическая травма. Жизнь не слишком баловала эту девочку из Талаковки – вместе с тяжело больной мамой они на войне едва сводили концы с концами», – продолжил бывший капеллан.

Настя приходит в центр уже более полугода. Ранее Владимир вместе с другими волонтерами приезжал в ее школу, а девочка просто была одной из тех, кем на расстоянии занимался «Ковчег». Но в тот день Насти не было в классе, учительница сказала, что она не ходит уже с неделю. Бывший капеллан нашел школьницу дома рядом с больной матерью. Оказалось, женщине накануне сделали операцию, но вместо выздоровления ей ежедневно становилось все хуже.

«Мы отреагировали и сразу же доставили ее в больницу. Медики сказали, что женщина испытывает серьезные проблемы с почками и сразу же отправили ее на операционный стол. В таком состоянии, как она была, смогла бы прожить всего несколько недель. Но, слава Богу, обошлось», – рассказывает Владимир.

После очередной операции справляться с подростком, да еще и продолжать лечиться, маме Насти стало труднее. Она переживала за образование дочери поэтому попросила волонтеров перевезти Настю в «Ковчег».

«Мы, конечно, не заменим детям их родителей. Но мы играем с ними в игры, [которые помогают развитию], учим вместе английский, делаем уроки. Мы кормим, одеваем, словом, стараемся показать, что даже на войне можно и нужно оставаться людьми», – подчеркивает Владимир.

Когда в 2015 году бывший капеллан впервые понял, что его помощи на фронте больше нуждается гражданское население чем военные, он еще не знал, как будет помогать. Сначала приезжал набегами по несколько недель, потом недели стали месяцами и, наконец, годами. О волонтерах, которые находят для нуждающихся все, что в их силах (от медикаментов и до строительных материалов для разрушенных войной домов), сначала рассказывали по «сарафанному радио». Позже Владимир и его команда подписали меморандум с Гражданско-военным сотрудничеством ВСУ.

Полностью переключиться на помощь детям не получилось, поэтому бывший капеллан продолжает помогать и взрослым. Говорит, верит, что надо протягивать руку всем нуждающимся, но только тогда, когда они самые захотят той помощи.

«Мы знаем семьи, которые живут в нищете, потому что не умеют иначе. Например, в нашем селе есть 71-летняя Екатерина Рыжко и ее 45-летняя дочь Наталья, которая имеет психические расстройства. Документы женщин сгорели, они стягивают в свой однокомнатный дом мусор, в котором потом и живут. Роются в помойках, едят помои, двор тоже заваливают стеклом, пластиком и пищевыми отходами. Мы убирали у них, белили все внутри дома. За несколько месяцев грязь и мусор вернулись. Просто у них не было примера, они же и до войны так жили», – рассказывает Владимир.

Сколько еще времени будет на Донбассе и как возвращаться к мирной жизни – бывший капеллан не знает. Говорит, рад, что в стремлении помогать другим его поддержала жена и согласилась так же оставить Киев, чтобы переехать в прифронтовую деревню. В Центре женщина заведует административными делами и помогает детям выполнять домашние задания.

Кроме семьи капеллана, психолога и самих детей, в «Ковчеге» постоянно находятся и другие волонтеры. Все они верующие, но не все из Украины. Например, сейчас в доме живут двое монахинь из Польши. Они говорят на ломаном украинском, носят монашескую одежду и, говорят, верят, что на войне не бывает чужого горя.

#owl-demo .item img{display: block;width: 100%;height: auto;}

Подпишись на наш Telegram и следи за самым важным!