15 лет тюрьмы в «ДНР»: Что кроется за «приговором» Станиславу Асееву

15 лет тюрьмы в «ДНР»: Что кроется за «приговором» Станиславу Асееву

Украинский журналист Станислав Асеев после 2014 года оставался в Донецке. На протяжении 2015-2017 гг. под псевдонимом Станислав Васин он сотрудничал с украинскими изданиями. В своих материалах Станислав описывал ежедневные реалии при «ДНР»: обстрелы, пропаганду, новые порядки, в том числе, содержимое российских «гуманитарных конвоев», бытовую жизнь – цены на рынках, разговоры в троллейбусах, а также подмечал трансформацию местной культуры и сознания людей.

В мае 2017 года журналист был арестован (Станиславу тогда было 27 лет), и по сегодняшний день он удерживается в «ДНР». Асеев несколько лет находился в Донецке на захваченной территории арт-платформы «Изоляция», которую незаконные вооруженные формирования превратили в настоящий концлагерь. По свидетельствам иного пленного, который удерживался в соседней камере, Станислава пытали током, чтобы выбить показания.

22 октября в «ДНР» сообщили, что Станислав Асеев приговорен к лишению свободы на срок 15 лет. Причем «суд» состоялся еще в августе. В «ДНР» журналисту вменяют «организацию экстремистского сообщества», «шпионаж», «подстрекательство к шпионажу», «публичные призывы к осуществлению экстремистской деятельности», «публичные призывы к осуществлению действий, направленных на нарушение территориальной целостности».

30 сентября Станиславу исполнилось 30 лет.

Эксперты рассказали «Донецким новостям», что означает «приговор» Асееву, можно ли его рассматривать как подготовку к обмену.

Андрей Попов, аналитик, специалист по политическому PR в ToShoNado.Agency:

– На мой взгляд, «приговор» Асееву говорит не столько о скором обмене пленными, сколько о двух разнонаправленных процессах, которые начались на неподконтрольных территориях.

Первое – внутренняя повестка в «Л-ДНР». Если в остальной Украине уровень жизни растет, пусть и медленно, то там ситуация законсервировалась на уровне 2014-2015 гг. и сейчас наоборот усугубляется в связи с сокращением российского финансирования. Бюджет РФ, вопреки радужным публичным заявлениям, уже с трудом выдерживает финансирование «Л-ДНР», Сирии, Венесуэлы, Абхазии, Южной Осетии, Приднестровья и т.д. Даже Беларуси сокращена финансовая помощь, а ведь они намерены уже в декабре «слиться» в единое, пусть и конфедеративное, квазигосударство.

Кремль, судя по поведению в других частях мира, взял четкий курс на выход из этих конфликтов с целью экономии бюджетных средств. Но выход на своих условиях, насколько это возможно. Косвенным подтверждением этому является макропрогноз по российской экономике правительства РФ, согласно которому цена на нефть и доходы от нее будут и дальше сокращаться, но социальные стандарты и государственные инвестиции будут расти. При этом резервы якобы трогать не будут. Удивительный парадокс. Объяснение может быть только два: включить «печатный станок» (рост социальных стандартов в рублях не означает реальный рост их в долларах) или прекратить тратить деньги на армию сателлитов. Либо «два в одном».

Сокращение финансирования «Л-ДНР» напрямую влияет на настроения в местном обществе, которое пытаются отвлечь от проблем информационными вбросами. Россия этому не препятствует т.к. инцидент с Асеевым может сделать Украину более договороспособной в Минске – это второй важный процесс, который влияет на решения Москвы и лидеров «Л-ДНР». Элемент стратегии по выходу оттуда Путина «на своих условиях».

Вывод: прецедент с Асеевым подсказывает, что чем хуже там с экономикой, тем больше «козлов отпущения» им понадобится. Предвижу, что это не единственное резонансное «дело» над «украинским шпионом», которое мы увидим. Может даже, кого-то из своих посадят «за национализм и шпионаж» – в худших традициях СССР. Но это также показывает слабость их позиции в Минске и выглядит, скорее, как акт отчаяния. Попытка показать себя независимыми хотя бы для внутреннего электората, оттянуть момент возврата в украинскую юрисдикцию. Россия же явно хочет уйти из Донбасса, но, как они же и заявляют, на «своих условиях». Значит, торги идут. Кремль и «Л-ДНР» свой ход сделали. Посмотрим, чем ответит Зеленский.

Кирилл Сазонов, политолог:

– «Приговор» журналисту Асееву в Донецке «судом ДНР» нельзя считать приговором в полном смысле этого слова. Хотя бы потому, что для Украины, для всего мирового сообщества (и даже для России) никакой «ДНР» не существует юридически. То есть, в юридическом смысле «приговор» ничтожен, просто потому что в природе нет никакого «суда ДНР».

Обсуждать суть обвинения в «шпионаже» в данном контексте нет смысла – это просто расправа. Тут важно отметить, что Асеев не находился в СИЗО, его удерживали боевики и российские военные просто «на подвале», как там выражаются. Возможно, рассматривая, как способ давления на Украину. И теперь такое откровенно жестокое решение – 15 лет.

Это месть Кремля Украине за отказ подписывать в «нормандском формате» фактически капитуляцию под названием «Формула Штайнмайера в российской трактовке». Таким образом, Москва дает Киеву сигнал, что будет использовать все средства давления, чтобы вынудить к капитуляции. Обстрелы, заложники – все идет в ход. А так называемые «суды ДНР» в данном случае просто куклы у кремлевского Карабаса Барабаса.

Олег Вострых, руководитель фундации «Высшая школа профессиональной политики»:

– Обмен пленными – это тема очень чувствительная для нашего общества. Понимая это, так называемые «ЛНР» и «ДНР» в условиях приближающейся встречи в «нормандском формате» стараются повысить свои ставки и усилить свое влияние. Их желание стать главной стороной переговоров с Украиной, как раз входит в логику навязываемой нам повестки – как из России, так и со стороны подконтрольных ей «Л-ДНР».

Ситуация с журналистом Станиславом Асеевым является одним из кирпичиков в реализации этого плана.

«Формула Штайнмайера», наделавшая много шума в обществе после ее письменного утверждения представителем Украины в переговорной группе Леонидом Кучмой, как раз и выводит нас на финишную прямую переговоров с «ЛНР» и «ДНР». А приближающаяся встреча в «нормандском формате» может зафиксировать ее официально, как дорожную карту, на уровне международного сообщества – и вынудить нас выполнять ее условия. Понимание этого и позволяет руководителям «Л-ДНР» выставлять руководству Украины заведомо неприемлемые требования и торговаться на теме обмена пленных.

Дмитрий Воронков, политический эксперт:

– Со стороны РФ и подконтрольных ей образований постоянно идет накопление «человеческого капитала». Так называемого «обменного фонда». И чем больше медийных людей окажется в их руках, чем больше те на слуху, тем выше ставки в вопросе шантажа. Как с Сенцовым и моряками – в РФ.

То есть «приговором» Асееву просто готовят новую почву для торга. Сама процедура не меняется в плане того, что сначала берут фигуру, которая на слуху, а потом ведут торг. «Козырь» в виде Сенцова и моряков у России уже вышел. Нужна новая медийная персона, вокруг которой можно поднимать шум. Похоже, Асееву отвели именно такую роль. И по реакции украинского МИД, стран ЕС, международных организаций (включая журналистские и правозащитные) видно, что ставка – срабатывает.

Дмитрий Гаврилюк, кандидат политических наук, политический эксперт:

– Данный «сепаратистский вердикт» нужно анализировать с разных фокусов: как позицию роспропаганды, а также давления на Украину в контексте Минского процесса и повышение ставок в переговорах в «нормандском формате».

Сепаратисты даже не пытались предоставить возможность судебной защиты украинскому журналисту. У них вообще довольно извращенное представление об уважении к свободе слова. Что им важно, так это показать, что они принципиально стоят на «страже интересов республики», поэтому «приговор» – это еще и сигнал тем заложникам оккупированных территорий, которые сохраняют верность украинскому идентичности.

Не будем забывать, что как российское военно-политическое формирование «Л-ДНР» держится исключительно на страхе и унижении человеческого достоинства. Эти квазигосударства были, есть и будут территориями бесправия. Я не исключаю, что подобными «вердиктами» против украинских журналистов, активистов, «Л-ДНР» не только повышает градус переговоров, но и надеется обеспечить воплощение Минских соглашений в российской интерпретации геополитической целесообразности

Я думаю, что дело Асеева сепаратисты хотят использовать и в том контексте, чтобы в очередной раз закрепить идею, что «Киев должен договариваться с Донецком и Луганском». Хотя по тону очередных временных «владык» псевдореспублик, украинская власть просто должна заткнуться и выполнять всех их (читай – кремлевские) «хотелки».

Кирилл Молчанов, политолог:

– Подобные «приговоры» прямо с обменами не связаны. Это, к сожалению, – рутина. Есть задержание, есть «следствие», есть вердикт «суда». Да, в какой-то степени все приговоренные – это кандидаты на обмен, на пополнение списков. Но сам обмен будет носить исключительно политический характер, по сути – договоренности на высшем уровне, даже не в минской контактной группе.

Исходя из того, что саммит в «нормандском формате» буксует, и базовые требования не выполнены (развод сил, общая рамка законопроектов), ожидать обмена в ближайшее время не приходится. Все являются заложниками отсутствия общего прогресса на уровне глав государств.

Владимир Фесенко, глава Центра прикладных политических исследований «Пента»:

– Главная функция «приговора» – демонстрация наказания тех, кто в ОРДЛО (отдельных районах Донецкой и Луганской областей) проявлял проукраинские взгляды и позиции. Для обмена не обязателен приговор. Но Асеев, наверняка, есть в списках на обмен.

Олег Жданов, военный эксперт, работник оперативного управления Генштаба (с 2003 по 2006 гг.):

– Оглашение «приговора» Асееву – это просто комплектование нового списка на обмен. Напомню, что и «ДНР», и «ЛНР» – нелегитимные организации. Они не имеют юридического права выносить приговоры. Де-юре они не существуют. Что не мешает им де-факто выносить такие «приговоры» и творить много чего еще…

Мы видим работу на очередное повышение ставок в плане торгов с Украиной. И сколько бы мы не меняли «всех на всех», список будут вновь и вновь пополняться, пока мы не примем меры по ликвидации самопровозглашенных образований. Первый шаг уже сделал Леонид Кучма, заявив на переговорах в ТКГ, что нужно расформировать эти «организации». Если этого не будет сделано, то их нужно признавать террористическими организациями, чтобы убрать из переговорного процесса.

Андрей Кривцун, РПД «Донецкие новости»

Подпишись на наш Telegram и следи за самым важным!

Читайте также:

  • Били током и заставляли писать: Издана книга блогера Станислава Асеева, находящегося в плену «ДНР»
  • Спланированная постановка: Российский телеканал сделал передачу с пленным украинским блогером из Донецка
  • В «ДНР» приговорили пленного журналиста Асеева к 15 годам тюрьмы
  • МИД Украины выразило протест России из-за приговора журналисту Асееву в «ДНР»
  • НСЖУ возмущен судилищем над журналистом Асеевым, удерживаемым в «ДНР»
  • В ОБСЕ призывают немедленно освободить Асеева
  • В ЕС призвали немедленно освободить журналиста Асеева