Что осталось за кадром пресс-марафона с Зеленским

Что осталось за кадром пресс-марафона с Зеленским

В 9.40 под стенами Kyiv Food Market уже активно собирались журналисты. Перед входом стояли люди с плакатами, которые просили задать президенту свои вопросы: «Когда закончится эпоха бедности?», «Не передумали убивать малый бизнес?», «Где зарплата учителям по 4 тысячи долларов?».

У дверей в здание традиционные рамки-детекторы:

— Выкладываем металлические предметы на стол и открываем рюкзак.

Вся процедура заняла не более двух минут. Можно идти.

Первый этаж оказался полон разных заведений: тортики, мясо, суши, чай, кофе. Провести на пресс-марафоне нам предстояло около шести часов, поэтому первым делом мы изучили меню и цены:

  • Бургер «Тарантино» — 189 грн.
  • Эспрессо – 40 грн.
  • Карбонара – 156 грн.
  • Рол с тунцом – 385 грн.

Не самая дешевая столовка.

Основные события разворачивались на втором этаже. Там уже было много представителей СМИ, в том числе зарубежных: CNN, Fox News, The Guardian, Wall Street Journal, Associated Press, Der Spigel, Deutsche Welle и так далее.

— Никогда не сталкивался с таким форматом. Это просто какое-то безумие, — рассказывает представитель японского телевидения, журналист по имени Йу. – Я, например, неоднократно бывал на пресс-конференциях Владимира Путина в России. Но там находился далеко от президента. Здесь же все сидят с президентом за одним столом. Невероятно.

За стол к Владимиру Зеленскому журналистов запускали человек по двадцать. Говорили долго и график пресс-марафона сразу пошел с отставанием, ка некоторые поезда «Укрзализницы».

— А сейчас какая группа заходит? – спрашивает одна из коллег.

— Сейчас идут те, кто на 12.20.

— Но ведь уже почти 14.00!

В тот момент мало кто понимал, что это будет самая долгая пресс-конференция президента в истории. Да, именно так. По итогу окажется, что Зеленский установит мировой рекорд, а именно 14 часов общения с прессой.

Не желавшие толпиться у стойки с расписанием периодически отходили на перекус. По всему второму этажу расставили столики с бутербродами, бургерами, сырниками и прочими вкусностями. От первого этажа это отличалось только тем, что все было бесплатным.

Рядом располагались большие экраны, на которых транслировали пресс-марафон. Тогда, в обед, он еще был свеж и бодро отвечал на вопросы.

Возле одного такого стола с экраном сидел человек в костюме и что-то бормотал в наушник, наминая при этом сырники. Это оказался один из секьюрити.

— Готовились мы дня два-три. И хоть мероприятие по формату новое, с точки зрения безопасности здесь все продумано хорошо. Но вообще, к такого рода событиям всегда готовятся заблаговременно, — рассказал он.

Вскоре мимо нас прошел и сам президент, чем мы и воспользовался.

— Владимир Александрович, а кто оплачивает это мероприятие?

— Я, честно говоря не знаю. А что?

— Просто интересно, кто нас кормит.

— Понятия не имею. Вам все нравится?

— Да, все вкусно.

Уже потом к нам подошел один из людей, сопровождавших президента, и уточнил, что за все платит Государственное управление делами. 

Каждый раз, когда Зеленский выходил, его спрашивали не устал ли он. На что президент раз за разом отвечал: «Нет!». Фото: Денис ГЛУХОВ

Времени оставалось все меньше, и пора уже было познакомиться с коллегами, которые заходили со мной в одной группе. 

— Интересно, когда мы уже сядем? – интересуется Тоня Белоглазова, которая пришла от Анатолия Шария.

— Ты сядешь, как только заработает Генеральная прокуратура, — по-доброму троллит девушку один из коллег.

Наконец садимся рядом с Зеленским. Очередь доходит до моего вопроса:

— Мое родное Запорожье – промышленный город со всеми вытекающими последствиями, причем в прямом смысле вытекающими. По ночам отключают очистные сооружения, все идет в воздух, дети, люди этим дышат. Экологические службы вроде и работают, но на самом деле являются очень коррумпированными, и ситуация не меняется уже долгие годы – при разной власти было примерно одно и то же. С другой стороны, если власть вмешивается, сразу начинаются разговоры о давлении…

Тут вклинивается Владимир Зеленский:

— Да. У нас все началось с Кривого Рога, с Запорожья. Как только мы начали направлять экоинспекцию туда, нам сказали – это давление, будут уходить иностранные инвесторы. У нас были такие вопросы с «Арселором», они официально высказывали свою позицию. Но на сейчас мы пришли к общим рамкам. Например, с тем же «Арселором», они построят за 400 миллионов гривен онкоцентр и будут помогать людям, с которыми произошла эта трагедия, они будут лечить и помогать. Установлен размер возмещения – суммы на лекарства и помощь ежегодно.

Я вас слышу, вы мне можете рассказать о конкретных вещах, мы проверим. Такое уже было, были серьезные выбросы. Но когда я приезжаю – они все отключают, чистое небо. Это то, что я вижу. Отправляем инспекцию — а сейчас уже все боятся, так сказать, «решать вопросы»…

В этот момент Зеленский обозначил мой вопрос в своем блокноте цифрой «семь» и собрался было что-то записать, но решил договорить:

— Ну, что… требуется усиливать проверки. Но потом все международные СМИ будут писать, что мы давим на правоохранителей, а правоохранительные органы давят на бизнес и проверяют его каждый день.

— С другой стороны, если предприятия будут закрываться, в таком городе как Запорожье людям негде будет работать, — возражаю я.

— А что тогда? Тогда есть дискуссия, есть компромисс, как с «Арселором», что они переходят на более экологическое оборудование. Они должны были перейти до 2018 года, но они это сделают поэтапно и до 2023 года у них будет полностью обновленное оборудование. И они также должны вкладывать средства в гуманитарную сферу. Поэтому я думаю, что с Запорожьем мы должны делать то же самое, — закончил свою мысль Зеленский.

Уже по дороге в офис водитель такси поинтересовался, что происходит и почему так много камер. Мы спросили его, какой бы он вопрос задал Зеленскому?

— Я бы спросил, а ему самому не стремно это все? Он же ничего не решает, за ним стоят другие люди и ему не дадут ничего решать. И вообще нельзя выбирать президента с маленьким ростом. Это я как психолог говорю, а я из семьи психологов, между прочим. У них же у всех потом где-то стрельнет это – все обиды, которые были в прошлом. Но я не за Пороха, нет, вы не подумайте…

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ

Пресс-марафон президента от А до Я

Полностью всю стенограмму разговора Владимира Зеленского можно было бы при желании издать отдельной книжкой. Наговорили на встрече много, не всегда ясно, есть ли смысл перечитывать и пытаться вникнуть в суть вопросов и ответов. Но мы в «КП» в Украине» ограничились азбукой. И включили в нее только самые интересные цитаты.