Тетя украинского школьника, погибшего в Шанхае: Учителя раздражал его славянский темперамент

Тетя украинского школьника, погибшего в Шанхае: Учителя раздражал его славянский темперамент

Семья восьмиклассника Ивана Лю, который покончил с собой, шагнув с 13-го этажа, хочет добиться рассмотрения дела о доведении до самоубийства и увольнения учителя. Но тамошние педагоги и правоохранители отказываются видеть в гибели подростка общую проблему.

Свастика на руке

В конце сентября в Шанхае кремировали 13-летнего Ивана Лю. Сын китайца и украинки так и не стал своим ни в Китае, где жил и родился, ни в Украине, куда приезжал погостить к родственникам, где ходил в детский сад. Для украинских сверстников он был «узкоглазым», для китайских – «лаоваем», чужестранцем.

Иван шагнул в окно родительской квартиры на 13-м этаже в начале сентября. Было около девяти вечера – еще не позднее время в Китае даже для детей помладше. В десять вечера учителя еще могли прислать домашние задания на завтра. В тот момент папа школьника, Ли Юань, вышел вынести мусор. Младший брат Александр делал уроки. Мама подъезжала на поезде к Шанхаю — возвращалась из командировки.

— Ничего, что могло бы насторожить в поведении сына, натолкнуть на мысль о грядущей трагедии, — вспоминает тетя мальчика Анна Артеменко. – Ваню пытались реанимировать два часа, но 13-й этаж…

Прибывшую полицию отец мальчика едва ли не силой заставил фиксировать все детали. Например, надпись на запястье «жертва шанхайского образования» иероглифами в окружении свастики.

Почему эта надпись так важна? Семья уверена — до самоубийства мальчика довел бывший классный руководитель, учитель китайского языка Чжан. Тот постил у себя в соцсети свастику.

— Как и в нацистской идеологии, Чжан плохо относился к нацменьшинству, которым в Китае, к сожалению, оказался мой племянник, — вздыхает Анна Артеменко.

А еще в тот день, за шесть часов до самоубийства школьника, Чжан почему-то удалил из общего чата маму Ивана. Родные мальчика подозревают — в это время в школе произошел последний конфликт между 30-летним учителем и восьмиклассником.

Тетя Ивана Анна Артеменко. (с портретом) Фото: предоставлено семьей Ивана Лю.

«Езжай учиться в Украину!»

Из-за постоянных унижений и издевательств прошлой весной Ивана перевели в другой класс. Но, возможно, это не помешало педагогу продолжать доставать «лаовая» — классы расположены на одном этаже, общие коридоры.

 — Иван был не такой, как другие китайские дети, не только внешне. Из-за нетрадиционной внешности его приглашали сниматься в рекламе. Слушал рок, мечтал стать океанологом. Знал два наречия китайского, которые не путал, – пекинское и шанхайское. Он был открытый, дружелюбный, а китайские дети – замкнутые, с хитрецой, — рассказывает «КП» в Украине» Анна Артеменко. – Славянский характер и темперамент в нем превалировали. Возможно, это раздражало учителя. Он кричал Ивану: «Уезжай учиться в свою Украину».

Когда Иван с братом приезжали в гости к украинским родственникам, говорили: «Увидите китайца, назовите его «лаовай». Почему? Потому что нас так называют».

— Это для нас в Украине иностранцы – гости, а там иностранец – всегда чужак, — говорят родственники погибшего мальчика.

Иван страдал от выходок учителя два года. Это были не только оскорбительные слова, но и физическое воздействие – Чжан не считал зазорным пинать его рюкзак, выбить из-под ребенка стул, а однажды даже душил его и надорвал ухо. Тогда синяки на шее и лбу отец Ивана снял на телефон, а мальчика отвели к врачу.

После жалоб отца Ивана перевели в другой класс, да и только.

— В другую школу перевести в Китае не просто. Есть привязка к прописке, да и классы переполнены – меньше 40 учеников нигде нет, — продолжает Анна Артеменко. – Страна перенаселена.

Отец мальчика сфотографировал следы насилия на шее сына. Фото: предоставлено семьей Ивана Лю.

Не первый случай

Брат Вани Александр (китайское имя — Лиу Ялон) учится в шестом классе. Он родился в Украине. И, к счастью, никогда не сталкивался с таким отношением, какое постигло его брата. Внешне он больше похож на китайца. Хоть Александр и занимался в другой школе, в которую в этом году сам поступил, сдав экзамены, родители решили его пока перевести на дистанционное образование. Выяснилось, что в прошлом году в параллельном с Ваниным классе покончила с собой девочка – выпрыгнула из окна в школе. Осенью прошлого года было еще два таких случая.

— Дети страдают от непосильных обязанностей, в школе они с семи утра и до пяти вечера, на дом задают километры заданий, — объясняет Анна. – Когда отец Вани в ходе жарких дебатов с директором сказал, что это самоубийство – не первое в его школе, тот ответил – мол, только одно дело довели до суда, да и то не рассматривали, объяснив все проблемами в семье. В нашем случае полиция вообще не считает нужным расследовать дело и встретилась с нами только спустя две недели после гибели Вани. Его тело до конца месяца лежало в морге. Нас даже не пустили в его класс, чтобы угостить одноклассников сладостями в память о племяннике.

Семья погибшего школьника хочет добиться наказания для учителя и его увольнения. Но директор прямо сказал: педагог остается.

— Ваня в сочинении на китайском писал, что учитель над ним издевается, бьет, но это не принимают во внимание, — отмечает Анна. – Вместо этого нашли старый опрос двухлетней давности, в котором Иван ответил, что не хотел бы переходить в другой класс и менять учителя. Тогда он только перешел в этот класс…

Родители передали полиции расшифрованные специалистом (в Китае много наречий даже в пределах одного города) аудиозаписи разговоров с директором, снимки побоев. С огромным трудом удалось добиться только того, чтобы их приняли – и то, только когда уже привлекли департамент образования. Сейчас, спустя месяц после самоубийства, полиция лишь провела поверхностный сбор информации.

— Ни один адвокат не захотел с нами работать, а некоторые прямо говорят: дело обречено на провал, — отмечают родные погибшего мальчика. — И это – в Шанхае. А что творится в провинциях? Вовсе средневековье…

Не желая сдаваться, семья обратилась в консульство. Поможет ли это – покажет время. Пока им предоставили переводчика, готовят обращения к китайской стороне.

Родные винят учителя Чжан Сяо Цюня в третировании Ивана. Фото: предоставлено семьей Ивана Лю.

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ

Полиция спасла двух подростков от самоубийства

Несовершеннолетние стали жертвами «групп смерти».