Нужен ли референдум о статусе ОРДЛО

Нужен ли референдум о статусе ОРДЛО

Министр иностранных дел Вадим Пристайко отверг возможность проведения всеукраинского референдума по поводу представления отдельным районам Донбасса особого статуса.

«На самом деле, этот регион сейчас действительно находится под особым статусом, который прописан в законе, который действует уже три года. Я не думаю, что это будет референдум», — заявил министр.

А глава парламентского комитета по вопросам внешней политики Богдан Яременко пояснил «КП» в Украине», что подразумевает команда президента.  

— Речь о внесении изменений в Конституцию особого статуса Донбасса не идет. «План Зеленского» предполагает, что речь идет только о принятии отдельного закона об особом статусе Донбасса. И вносить его в тело Конституции никто не собирается. Этого добивается Россия, но ей нужно было вовремя добиваться этого, в 2015 году, когда подписывались вторые Минские соглашения. Сейчас поезд ушел, — рассказал он.  

И хотя в окружении Зеленского отвергают вероятность проведения плебисцита по статусу оккупированных территорий, этот вопрос все равно актуален.

Аргументы «за»

В случае получения особого статуса отдельными районами Донбасса, другие украинские регионы также зададутся вопросом: почему они не имеют такой привилегии? Или почему Украина должна из своего бюджета восстанавливать разрушенный Донбасс?

Поэтому любое кулуарное решение по статусу Донбасса буде вызвать недовольство в части украинского общества. Тем более, что на референдум предлагается вынести вопрос, который как раз и касается внесения изменений Конституцию страны путем внесения в нее особого статуса Донбасса.

— Для того, чтобы убрать напряженность в обществе по поводу особого статуса Донбасса, такой референдум нужно проводить. Большая часть украинцев хочет мира, а значит она поддержит особый статус. Об этом можно судить по президентским и парламентским выборам, по тому, кто за кого проголосовал. Это электорат Зеленского и те, кто голосовали за нашу политическую силу. И если правильно организовать такой референдум, то это большинство ответило бы той части, которая сейчас настроена агрессивно, — рассказал «КП в Украине» депутат от Оппозиционной платформы «За жизнь» Юлий Иоффе. Его коллега по фракции Вадим Рабинович был еще категоричнее: «Референдум обязательно нужен, ведь они обещали его в своей предвыборной кампании».

А вот в «Голосе» считают, что пока нет оснований для плебисцита. 

— Если ситуация будет требовать, то тогда стоит задуматься о его проведении. Но пока для этого нет никаких оснований. Кто-то видел новый проект закона об особом статусе Донбасса, президент рассказал что-то о его нюансах? Нет. Тогда как мы можем говорить о механике его принятия, одним из инструментов которой может быть референдум? А это значит, что сейчас о нем говорить еще рано, — рассказал «КП в Украине» депутат от «Голоса» Ярослав Юрчишин.

Аргументы «против»

Богдан Яременко заявил, что никаких референдумов по вопросам Донбасса не может быть, так как это вопрос ответственность власти, а не народа.

Но могут быть и другие объяснения. Например, партия «Слуга народа» опасается, что референдум покажет — большинство украинцев против особого статуса Донбасса. А это разрушит всю конструкцию миротворческих усилий Владимира Зеленского. Нет особого статуса – нет договоренностей с Россией по прекращению войны, главным требованием которой и является предоставление отдельным регионам Донбасса особого статуса.

— Наша фракция категорически против любой федерализации страны. Особый статус нужен был тогда, когда был пик российской агрессии, когда нужно было остановить врага и нужно было идти на определенные компромиссы. Сейчас принимать закон об особом статусе на украинских условиях будет очень сложно. Власть должна пояснить всем, чего одна добивается, а тогда можно говорить и о референдуме, — рассказал «КП» в Украине» депутат от фракции «Европейская солидарность» Николай Княжицкий.

Фракция «Батькивщина» в этом вопросе еще более категорична.

— Никаких референдумов и особого статуса не должно быть. Наша фракция уже давно предложила единственную формулу – сначала демилитаризация, восстановление границы, возвращение закона и Конституции, контроля Украины над этой территорией, а потом выборы. И никакого референдума для этого не нужно, — рассказал «КП» в Украине» Валентин Наливайченко.

Нет закона — нет референдума

Кроме этого, есть еще одно препятствие на пути проведения плебисцита. В Украине сейчас вообще нет закона о проведении референдумов. Такой закон был принят в 2012 году, но в 2015 году Конституционный суд признал его неконституционным. 

Он как раз и предполагал проведение референдумов по вопросам, подобным особому статусу Донбасса. Народный плебисцит мог быть проведен по таким вопросам:

— Одобрение новой редакции Конституции Украины, внесение изменений в Конституцию Украины, отмена, утрата действия или признание недействительным закона о внесении изменений в Конституцию Украины (конституционный референдум);

— Изменение территории Украины (ратификационный референдум);

— Принятие или отмена закона Украины или внесение изменений в действующий закон Украины (законодательный референдум);

— Любой вопрос за исключением тех, по которым референдум не допускается согласно Конституции Украины (общий референдум).

Чего можно ожидать от референдума

Сейчас спрогнозировать результаты очень сложно из-за резкой поляризации в обществе по вопросу окончания войны. Если бы такой референдум проводился еще год-два назад, то вопрос особого статуса Донбасса был бы однозначно забракован гражданами. Но в этом году более 70 процентов украинцев, проголосовав за Владимира Зеленского, поддержали его видение прекращения войны, в которое и входит предоставление Донбассу особого статуса.

Результат референдума может зависеть и от того, как будет сформулирован вопрос – «в лоб» или завуалировано. Если он будет звучать так: «согласны ли вы с особым статусом отдельных районов Донецкой и Луганской областей в составе Украины», то его категоричность может привести к одном результату.

А если вопрос, например, будет сформулирован в таком виде: «должна ли Украина быть единым, территориально целостным унитарным государством с равноправным статусом всех административно-территориальных единиц?», то его мягкость может дать иной результат.

Мнение экспертов

Маркиан Лубкивский, дипломат:

— Референдумы как способ общения с людьми был одним из основных пунктов избирательной программы Владимира Зеленского. Я не исключаю, что референдум по статусу Донбасса будет нужен, если вопросы урегулирования ситуации зайдут в критическую фазу. Например, стороны не смогут о чем-то договориться, и тогда референдум возникнет как аргумент.

И я не думаю, что команда Зеленского так уж категорична в отрицании плебисцита. Если они смогут добиться нужных Украине целей «малой кровью», то потребности в референдуме не будет. А если ситуация в переговорах дойдет до серьезного противостояния, то президент может прибегнуть к нему.

Сергей Постоловский, политконсультант:

— Референдум расставил бы все точки над «і». Но в окружении президента боятся, что результат будет не в пользу особого статуса. А это выбивает всю концепцию имплементации «формулы Штайнмайера», которую проталкивает Владимир Зеленский. Поэтому референдум ему не выгоден.

Хотя, с другой стороны, такой плебисцит дал бы ему дополнительный маневр и козырь в переговорах в рамках «нормандской четверки». Народ не хочет, поэтому нужно искать новый формат. 

Результат референдума будет зависеть от того. как будет сформулирован вопрос. Если вопрос будет манипуляторным, то нет смысла проводить референдум. А если на него вынесут четкие вопросы типа «нужен ли особый статус», «формула Штайнмайера», «нужно продолжать войну», то такой плебисцит имеет смысл.